Сайт города Валдай
Сайт города Валдай

Добро пожаловать! Вы находитесь на информационно-туристическом портале города Валдай Новгородской области

 Мобильная версия

 Сказочный поиск:

 Валдай в ИнстаграмеВалдай в ФейсбукеВалдай Вконтакте


Туристу:

Подписка на газету 





 
Условия размещения рекламы

День памяти жертв политических репрессий: «Расскажу об отце»

  
    29.10.17 г.
Столько лет прошло, а тот роковой день, в который осталась без кормильца её семья, хорошо помнит дочь репрессированного Михаила Ивановича Кузнецова, жительница Валдая Анна Михайловна Лебедева, мать двоих сыновей, бабушка двух внуков и шестерых правнуков, в прошлом железнодорожник, на плечи которой легли все заботы русской женщины.

— Это было 9 февраля 1938 года, — рассказывает Анна Михайловна. — Жила наша многодетная семья в деревне Юрино ныне Тверской области. Не сладко было нам, не доедали мы, хотя родители держали своё хозяйство. Сказались годы коллективизации, в колхозы загоняли всех: и тех, кто хотел, и тех, кто сомневался в них, и тех, кто втайне считал политику нового государства, мягко говоря, неправильной. Коллективные хозяйства были бедными, только создавались, и всё за счёт таких, как мы. Тех, у кого была своя скотина и кто не желал ею делиться с государством, считали кулаками. Слово такое странное — «кулаки» — я и мои сестрёнки слышали впервые. Мама вступила в колхоз сразу, а вот отец, работавший тогда в лесхозе, не хотел, вернее, не мог, потому что понимал, что ему нужно кормить нас крох, одна меньше другой. К тому же мама в то время была беременна последним ребёнком. За неделю до ареста отца в наш дом приехал председатель и буквально уговаривал папу вступить в колхоз, на что он отвечал, что у него в доме много ртов, и, вступив, не сможет прокормить детей. Отец был в курсе, как поступают с теми, кто не желал подозрительного равноправия. Знал, что вначале агитируют, а если не получается, то в конце концов увозят неизвестно куда и на какие разбирательства. До него так забрали нескольких мужиков.

И вот в тот февральский день возле нашего дома остановился возок. Из него вышел председатель сельсовета. Через несколько секунд он уже стоял на пороге с вестью: отцу нужно собираться и ехать в сельсовет. Помню, мама, на которой не было лица, спешно собирала ему котомку. Содержимое её было невелико, из того, что она в неё положила — это несколько кусочков сахара. Отец просил дать ему в сапоги на обмороженные пальцы льняной кудели. Я последняя, кто провожал его из дома. Мама осталась на дворе, я же, спросив разрешение, встала на полозья, и так ехала до соседней деревни несколько километров, чтобы попрощаться там. День был такой солнечный, солнце просто слепило. Не понимала, что это драма, целая трагедия для нашей семьи, что своего папу уже больше не увижу никогда.

Я и мои сёстры абсолютно ничего не знали об отце, жив он или нет больше шестидесяти лет. Казалось, целую вечность мы искренне верили, что он живой, только не может дать знать о себе. А потом, когда мама умерла, чувства как-то притупились, было уже не так больно. Помню, как в минуты нелёгких воспоминаний она, всплакнув, говаривала: «Не мог батька нас бросить, не мог, не такой он человек». Она убеждённо говорила это, а мы старались понять её.

Подумать только, люди ждут своих родственников что называется «до последнего». Так было, есть и будет. Разве могли знать Прасковья Дмитриевна и её дети, что Михаила Ивановича не стало уже через какие-то всего шесть дней после ареста, только за то, что он, простой человек, в одночасье стал — страшно сказать — «врагом народа». По постановлению тройки УНКВД Калининской области от 13 февраля 1938 года по статье 58–10 УК РСФСР он был осуждён к расстрелу, а через пару дней приговор приведён в исполнение. О том, что отец не виновен и что он реабилитирован, Анне Михайловне стало известно лишь в марте 2002 года, когда она получила на руки документ — справку о реабилитации.

Горько Анне Михайловне от того, что нет могилы отца, где можно было бы склонить голову. Если, конечно, не брать во внимание холодный и безмолвный камень — монумент в память о тех, кто был расстрелян и сгноён за колючей проволокой.

Да, в истории нашей страны было очень много всего. Были великие, грандиозные, светлые и радостные страницы. И были вот такие, по-настоящему чёрные, политые кровью. Неимоверно дорогую цену за такую богатую на события историю платил сам народ.

Д. Тарасов
Фото автора


Поделиться
Отправить
Класснуть

комментировать


    



Последние новости

27.05.2018   Фото дня: День Святой Троицы в Иверском монастыре

27.05.2018   Есть храм у книг: Общероссийский день библиотек — 27 мая

26.05.2018   Солнечный круг на Красной площади

25.05.2018   Рыба на заборе: Кто положит конец безвкусице на улицах старинного города?

25.05.2018   Прощай, школа!

25.05.2018   Весенняя сельскохозяйственная ярмарка: Кто мог продал, кто хотел купил

25.05.2018   Откуда дует ветер?

25.05.2018   Красный крест на белом фоне

25.05.2018   Помнить прошлое — беречь настоящее

24.05.2018   Последний звонок – 2018

24.05.2018   Анонс событий с 25 мая по 10 июня

23.05.2018   Расписание киносеансов в ККЗ «Мечта» с 24 по 30 мая

23.05.2018   Встречи в «Факториале»

22.05.2018   День массового футбола в МАУ «Физкультурно-спортивный центр»

22.05.2018   «Двойное счастье»: в Валдае состоялась торжественная регистрация рождения двойни

22.05.2018   Продолжается реализация проекта «Из прудовой колыбели в валдайские озера»

21.05.2018   Ночь музеев – 2018: Открытие выставки «Шелковый ветер»

21.05.2018   Открытие пригородного маршрута «Валдай — Иверский монастырь»

21.05.2018   Конкурс красоты «Русская Красавица Великий Новгород»: Валдай представляет Марина Андреева

18.05.2018   Проблемы детей надо решать взрослым


Последние публичные фотографии






Последние комментарии к фотографиям


Условия размещения рекламы

  




  Рейтинг@Mail.ru

Информация о сайте | Карта сайта | Архивы | Гостевая книга
«Группа товарищей™» © 2000-2039 
Письма писать сюда: valday.com@gmail.com