Сайт города Валдай
Сайт города Валдай

Добро пожаловать! Вы находитесь на информационно-туристическом портале города Валдай Новгородской области

 Мобильная версия

 Сказочный поиск:



Туристу:

Подписка на газету   


 
Условия размещения рекламы

Заселение Валдайского уезда

  

После присоединения Новгорода к Москве наметилась тенденция к экономическому росту Деревской пятины. В последней четверти XV века население значительно возросло. Однако некоторые факторы сдерживали рост населения, а в некоторых районах оно даже стремительно сокращалось. Этому в значительной степени способствовали моровые поветрия вплоть до середины XVI века. Кроме того, частая раздача оброчных земель помещикам и неравномерность феодальных повинностей на землях разных категорий вызывала переходы крестьян внутри пятин, а иногда и исход за их пределы. Так, в период с 1500 по 1540 годы население Деревской пятины в целом сократилось на 12,5 процента. А в годы кризиса во второй половине XVI века все пятины враз опустели. В общей сложности к 1585 году население новгородской земли сократилось в 5 раз по сравнению с началом века. Живущие обжи составляли всего 5,8 процента от общего числа, известных по писцовым книгам.


(кликните для увеличения)

Однако на фоне общего запустения дворцовые земли выглядели несколько иначе. В конце XV столетия в границах будущего Валдайского приселья было мало дворцовых земель. И лишь во второй половине XVI века, когда Валдай становится дворцовым селом и обрастает землями четырёх погостов — Короцкого, Нерецкого, Еглинского и Городенского, дворцовая распашка и количество населения значительно увеличиваются.

Справка:
Деревская пятина — одна из пятин Новгородской земли до XVIII века. Территория расположена между реками Ловать и Мста. В конце XV века на территории Деревской пятины насчитывалось около 9000 поселений. Делилась как и все пятины на две половины — на половину Григория Морозова и половину Жихаря Рябчикова. Упразднена с введением губерний.

Разница между дворцовыми и прочими землями перечисленных погостов была очень существенной. Так, если в недворцовых землях значилось всего 4 процента жилых селений (а при учете «порозжих» земель только 1 процент), то в дворцовой части их было 56 процентов. В недворцовой части трёх погостов — Нерецкого, Еглинского и Городенского — не было ни одного крестьянского двора. Видимо, крестьяне недворцовых селений переходили в дворцовые. В дворцовых землях в годы кризиса не только сохранилось много дворов, но и выросла их населённость (с 1,03 «людей» на двор до 1,48).

В 1584 году в Валдайской дворцовой волости уже проживало около 2700 человек вместо полутора тысяч в начале века. Таким образом, за неполное столетие население возросло на 80 процентов.

Кризис конца XVI века отразился на положении крестьян всех категорий. Он был вызван голодом, эпидемиями, затянувшейся войной, жестокой опричниной, небывалым ростом государственных повинностей. Однако дворцовые волости были затронуты кризисом в меньшей степени. Историки-аграрники видят причину такого относительного благополучия в отсутствии опричных грабежей, а также в том, что, несмотря на сложившуюся ситуацию, дворец привлекал крестьян ссудой и подмогой. Этого не скажешь о помещиках, которые не могли оказывать в то время помощь своим землепашцам. С учётом Валдайской дворцовой волости процент населения разоренной части Деревской пятины возрос в целом с 7,1 до 10,3.

После окончания Ливонской войны и смерти Ивана Грозного были предприняты обыски и дозоры, которые обнаружили признаки хозяйственного оживления в новгородских пятинах. Однако медленный процесс возрождения был прерван жестоким голодом 1601–1603 годов и новой войной, еще более разорительной.

В годы польско-шведской интервенции война охватила почти всю территорию Московского государства. Новгородские пятины попали снова в тяжёлое положение. Они страдали от польско-литовских войск, вспыхнувшей гражданской войны, а затем и от шведов, захвативших Новгород и часть его земель.

После освобождения Москвы от поляков началось «литовское разорение». Отряды поляков и казаков продвигались преимущественно вдоль главных рек, где жила основная масса населения. Они грабили и убивали жителей, а дворы и деревни нередко сжигали.

В 1617 году окончилась война со Швецией, а в 1618 — с Польшей. Последовавшие обыски, дозоры и переписи вскрыли гораздо большее запустение, чем в конце XVI века. Так, к 1620 году численность учтённого писцами населения Деревской пятины сократилась в 6 раз по сравнению с 80-ми годами XVI века. В последующие годы население прибывало. С 1620 по 1628 годы число жителей увеличилось почти втрое, но не достигло и половины численности 1582 года.

Крестьяне лесной полосы жили преимущественно в однодворных и малодворных селениях. Это было вызвано спецификой земледельческого труда, который в XIV-XV веках был доминирующим занятием среди населения. Сочетались лесной и луговой перелог, подсека, паровая система земледелия с обязательным внесением органических удобрений. Пригодная для хлебопашества земля лежала в нечернозёмной полосе не сплошным массивом, а небольшими, нередко удалёнными друг от друга участками. Распространённость мелких поселений была связана с невозможностью вести земледельческое хозяйство на компактных массивах. Иногда в числе многодворных были селения, в которых хлебопашество играло второстепенную роль. К таким можно отнести погост Березовец на озере Селигер, где жители, в основном, занимались рыболовством на продажу. Крупными являлись торговые селения на важных путях сообщения или вблизи от них. С образованием торговых рядков сюда стягивается крестьянское население из окрестных деревень, которое заводило свои лавки и торговало.

Возникновение в XV веке на новгородской земле многочисленных рядков явилось следствием общественного разделения труда и проникновения в деревню товарно-денежных отношений. Как заметили исследователи, они возникают в тех пятинах, где было мало городов или они отсутствовали вовсе. Кроме того, местоположение рядков обуславливалось наличием сухопутных и речных дорог, волоков и судовых пристаней, мест для перегрузки товаров.

На рубеже XV/XVI веков впервые упоминаются рядки Едрово и Яжелбицы. Несколько позднее в писцовых книгах и актах XVI века значится и Валдай. Эти поселения рядкового типа сложились как торгово-ремесленные центры на большой сухопутной дороге из Москвы в Новгород. Обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на разорение в конце XVI — начале XVII веков, рядки сохраняют свою живучесть, способность к быстрому восстановлению. Например, в Едрове в 1545 году насчитывалось 34 двора, в 1583 — 33, в 1620 — полная пустота, в  1623 — 1, в 1653 году — 30 дворов.

В Валдае в 1580-х годах значилось уже 49 дворов. Причём, подавляющую часть населения составляли торговые люди. Им принадлежало 46 дворов. Это максимальный показатель по Деревской пятине. Ремесленники составляли меньшую часть. На каждый упомянутый рядок приходилось по одному двору кузнеца. Куда и каким путём расходилась продукция ремесленников, неизвестно. Можно лишь предполагать, что немногочисленные кузнецы обслуживали не столько местное население, сколько приезжавших сюда торговцев.

Торговля велась не только внутри рядков, но и далеко за их пределами. Это подтверждают не только писцовые, но и таможенные книги начала XVII века, когда валдайцы торговали в Новгороде и Тихвине. Сохранившиеся за 1610–1611, 1613–1614 годы таможенные книги по Новгороду Великому позволяют говорить о том, что в 1610–1611 годах в Новгород приезжали рядовичи из Полоновского (Полновского – авт.), Яжелбицкого, Валдайского и Едровского рядков, которые сделали соответственно по 4, 2, 2 и 1 явке за товарами. В 1613–1614 годах жители Валдая и Яжелбиц торговали в Новгороде дважды. О широком размахе торговли в то время говорит взимание на судовой пристани в Полнове на Селигере проезжей таможенной пошлины со всех видов товаров.

В рядках на продажу, в основном, предлагался деревенский товар: хлеб, калачи, овощи, хмель, скот, рыба, соль (она всегда была на первом месте), мыло, топоры, косы, серпы и пр.

Судя по составу населения, роду занятий, ассортименту товаров, составу продавцов и покупателей, выгодному местоположению у речных и сухопутных дорог, историки-аграрники полагают, что рядки были не столько центрами ремёсел, сколько торговли, которая всё больше охватывала окрестности. Основную массу продавцов и покупателей составляли местные рядовичи и крестьяне близлежащих погостов.

Рядки постепенно вырастали из деревень, погостов и слобод. Так, Яжелбицы в 1582 году упоминались как рядок, а в 1612 — уже как посад. Правда, иногда название того или иного административного центра не совсем соответствовало статусу жителей и наоборот. Например, население рядка Едрово считалось посадскими людьми и жителей «государева села» Валдай в XVI веке также именовали посадскими людьми.

Рядки и посады принадлежали к одной и той же категории населённых пунктов. Они представляли собой промежуточное звено между городом и деревней. В одних случаях рядок был ближе к деревне, в других — к городу. От деревни его отличало наличие торговых помещений с непашенным торговым и ремесленным людом. От города рядок отличался сравнительно небольшими размерами. Вместе с тем прослеживается тенденция развития рядков в сторону посада — города, а рядовичей — в посадских людей, горожан. Уже позднее, некогда рядок, затем дворцовое село Валдай превращается в город, а Едрово и Яжелбицы становятся наиболее крупными сельскими центрами Валдайского уезда.

Городское и сельское расселение Валдайской округи имело свои специфические особенности. Они были обусловлены природными условиями и историческим развитием края. Во вновь образованном уезде к началу 80-х годов XVIII века насчитывалось 47368 человек. Однако количество населения не всегда соответствовало величине площади. Из 11 уездов Новгородской губернии Валдайский уезд считался самым маленьким. Его территория равнялась 682019 кв. десятин. Средняя плотность населения составляла 5—6 человек на 1 кв. километр и распределялась довольно равномерно.

Населенные пункты лежали, в основном, вокруг озёр, рек и административных центров, а самые крупные из них — вдоль Московско-Петербургского тракта. И это закономерно. Поселения тяготели к воде, поскольку с ней была связана сама жизнь. Кроме того, озёра и реки имели промысловое значение. Здесь вполне можно говорить и о притрактовом типе расселения. С возникновением ямской гоньбы устанавливаются тесные связи экономически развитых районов Руси — юго-восточных с северо-западными — вплоть до «немецкого» рубежа. А с возникновением новой столицы на Неве и Петербургского тракта — обслуживанием транзитных перевозок.

Общее число населённых пунктов Валдайского уезда к началу 1780-х годов достигало 496. Основное количество населения проживало в сельской местности, во «владельческих» деревнях и сёлах казённого ведомства. Наиболее крупными в уезде в XVIII — начале XIX веков были Валдай, Зимогорье, Едрово, Яжелбицы и Хотилово. Городское население проживало лишь в уездном центре — Валдае. Здесь к началу 80-х годов XVIII века насчитывалось по данным IV ревизии 1 тыс. 407 человек мужского пола. Это составляло всего 2,9 процента от общего количества населения уезда. В составе городского населения преобладали купцы, ремесленники, мещане и священнослужители.

В первой половине XIX века население уезда заметно увеличивается. Если в 1811 году жителей насчитывалось 55950 человек, то к 1848 году — уже 58879. И эта тенденция продолжается вплоть до начала XX века. Население города росло медленнее. В 1863 году оно имело следующий состав: дворян — 137 человек, белого духовенства — 85, монашествующих — 53, купцов (в т.ч. и мелких торговцев) — 684, мещан – 2000, крестьян государственных – 194, крестьян временнообязанных — 78, дворовых людей — 47, регулярных войск — 297, отставных нижних чинов — 191 и прочих — 125 человек.

По данным губернской земской статистики за 1887–1888 годы в Валдайском уезде насчитывалось 51 селение, в которых было от 1 до 10 дворов, а населённых пунктов с 80 и более дворами – 115. Наиболее многодворные селения располагались по тракту. Как и в XVIII веке, население по уезду распределялось неравномерно. Неблагоприятные почвенно-климатические условия нечерноземья продолжали ощутимо сказываться на хозяйственном освоении территории. Выручали ремёсла, промыслы и торговля.

По Первой всеобщей переписи населения 1897 года в Валдайском уезде числилось 95251 человек, в самом уездном центре — 2907 или почти 3 процента от общего числа жителей. Сельское население по-прежнему занималось земледелием. В конце века здесь насчитывалось 18 тыс. крестьянских хозяйств. В семистах из них применялся наемный труд, причём во многих хозяйствах батрачило от одного до двух человек.

В то время уезд был примерно в два раза больше современного Валдайского района. Сюда входили Бологовский и часть Окуловского районов. В уезде насчитывалось 12 поселений с населением в 500 человек. Основная часть их находилась на территории нынешнего Бологовского района Тверской области.

Сам уездный центр делился на две части — станцию Валдай и Солдатскую слободу. Крупными населёнными пунктами оставались Едрово, Зимогорье и Бель с населением соответственно 1450, 650 и 590 человек.

В конце XIX века в Валдае проживало 180 дворян, 50 священнослужителей и 100 купцов с семьями. Остальные числились мещанами и крестьянами. Перепись всех поголовно зачисляет в верующие. Правда, не все были православными. В уезде проживали староверы, католики, лютеране, иудеи, мусульмане и даже один реформат. По национальному составу уезд также не был однороден. В нём значилось до 160 немцев, 130 поляков, 80 цыган, карелы, эстонцы, татары, евреи и т.д. Всеобщая перепись отмечает также жителя с «наречием северных племён».

Крестьяне жили большими семьями от 6 до 10 человек. Разведённых практически не было, так как разводы в то время были немыслимы. Мужчин, в целом, по уезду насчитывалось больше, чем женщин. Это объяснялось тем, что в северной части уезда проходила Николаевская (ныне Октябрьская) железная дорога. Вдоль неё сосредоточивалась основная промышленность губернии. Здесь концентрировалась основная рабочая сила. Часть мужского населения была занята в местном производстве. Например, 100 человек трудились на заготовке извести и алебастра, 90 — осваивали меднолитейное, колокольное и самоварное дело. Кроме них по переписи значилось 22 горшечника, 37 печников и около 200 торговцев. Нищих, бродяг, странников, богомолок и гадалок было меньшинство — с десяток.

Грамотных в Валдайском уезде насчитывалось чуть более 20 тыс. человек, причём в соотношении 4:1 в пользу мужчин. В самом Валдае положение было значительно лучше. Так, на 900 мужчин приходилось 600 грамотных женщин. О качестве образования говорить не приходится. В дореволюционное время грамотными считались те, кто мог написать свою фамилию хотя бы печатными буквами.

В 1913 году в уезде проживало 130.174 человека, причём горожан было меньшинство — 5.099.

Некоторые изменения в количественный состав населения привносило отходничество — отъезд на заработки за пределы уезда и даже губернии. Ежегодно большое количество валдайцев покидало родные места и уходило в Петербург. Здесь они предлагали свои рабочие руки на строительных и земляных работах. Некоторая часть оседала на постоянное жительство. Иногда крестьяне уходили в города не только на сезонные работы, но и на целый год. А массовый отсев населения происходил летом, когда многие нанимались в качестве рабочих (гребцов, грузчиков и т.д.) на барки, сопровождая их до Петербурга, Рыбинска и Ярославля.

В середине XVIII века главным занятием крестьян по-прежнему оставалась земля в сочетании с промыслами. Землепашцы редко становились наемными работниками. Однако в последней трети XVIII века ситуация резко меняется, и отходничество принимает массовый характер. В этот период часть крестьянства окончательно отрывается от земли, выполняет черновую, иногда квалифицированную работу в крупных и мелких городах.

«Значительное число карел в середине XVII века жило на землях Иверского монастыря, расположенного недалеко от Валдая, и на землях зависимых от него более мелких монастырей. Здесь появились даже целые карельские деревни. Известно, например, что в июле 1656 года несколько семей переселенцев порядилось на жительство в пустоши Рятвня, Городенского погоста. В том же году порядились карелы на поселение в деревне Чегорихе, села Щучья, Осташковского уезда, и в деревне Опалево, села Щапова, Клинского уезда. Много карел жило в 1659 году в Воскресенском погосте, Старорусского уезда, на землях, принадлежащих Иверскому монастырю, — в деревнях Лосытино, Зубакино, Сущево, Першино и других. В Валдайском округе имелось много деревень, населенных исключительно карельскими переселенцами. В поручной записи карел от 1 апреля 1661 года названы 22 карельские деревни: Станки, Сельцо, Заболотня, Борисово, Увсоя, Фалево, Загорье, Пестово, Ермина гора, Борцово, Глыбольца, Ельги, Дубровичи, Содерониха, Мироноги, Новинчище, Горка, Лисицыно, Бор, Гагрино, Середня и Угриво.»

Жербин А.С. «Переселение карел в Россию в XVII веке», Петрозаводск 1956.

Причинами дальнего отхода по паспортам являлись, прежде всего, тяжесть феодальной эксплуатации, невозможность справиться собственными силами со своим хозяйством из-за многочисленных платежей, которые несли крестьяне в пользу помещика и государства.

Число отходников росло с каждым годом. Максимальный показатель был в тех уездах губернии, по территории которых прошли железнодорожные ветки. Это позволяло быстро и дёшево передвигаться в крупные промышленные центры. Так, в 1906 году, в Валдайском уезде процентное отношение числа получивших паспорта к общему числу жителей составило 14,0. В последующие годы количество отходников постоянно увеличивалось.

В передвижении населения в административных границах некоторую роль сыграла столыпинская земельная реформа, которая была связана с выделением хозяйств и расселением крестьян по отрубам и хуторам. Выделение хуторов сопровождалось переносом усадьбы из деревни или села на новые земельные участки. При устройстве отрубов усадьба сохранялась на прежнем месте. Так, в течение 1907–1916 годов в Валдайском уезде на хуторские участки переселилось 180 домохозяев. В связи с выделением хозяйств и переселением крестьян появлялись новые селения — выселки. На них поселилось 3 домохозяина.

К началу XX века основное население уезда составляли русские. Однако кое-где встречались селения, где компактно проживали национальные меньшинства. Это, в первую очередь, относилось к карелам.

Дело в том, что после подписания Столбовского мирного договора в 1617 году к Швеции отошел весь Карельский уезд Новгородской земли. Крестьяне попали в зависимость к шведским и немецким феодалам. Кроме того, «корелы» испокон веков исповедовали православие. История их христианизации связана с периодом новгородской монастырской и феодальной экспансии XIII века. Как явствуют события последующих веков, особенно XVI-XVII столетий, православие у этой этнической группы быстро обрело собственный конфессиональный символ. Всё это не могло не способствовать массовому исходу карел вглубь России.

Спасаясь от феодального и религиозного гнёта, они бросали остатки своего имущества теперь уже в шведских владениях и расселялись компактными группами на новгородских землях. Массовый характер переселение карел приняло в 1630–50-х годах.

Из разных потоков в новгородских владениях сформировалось несколько групп «выходцев» из Карелии. Самые многочисленные из них — валдайские и тихвинские карелы.

Переселенцы стали обживать на Валдае значительные площади. Возникали целые карельские деревни. Иностранные путешественники Самуил Гмелин и Иоанн Фальк, странствуя по Новгородской губернии в конце 60-х годов XVIII века, отмечали в ней частое присутствие нерусских народностей. Например, С. Гмелин, проезжая по Валдайскому уезду, обратил внимание на большое количество финнов и карел среди местного населения.

В середине XIX века Петр Иванович Кеппен (1793–1894) отметил на этнографической карте Европейской России места, наиболее плотно заселённые карелами. Это относилось, прежде всего, к Тихвинскому уезду, реке Мсте с притоками, окрестностям Боровичей и Валдая. На территории Новгородской губернии к этому времени проживало 27 086 карел, или 15,8 процента от их общего количества.

Так в Новгородской духовной семинарии назрела проблема изучения православными священниками карельского языка. Как отмечал археолог и основатель музея древностей в Новгороде Н. Богословский в своем «Общем очерке образа жизни и характера жителей Новгородской губернии», уже ко второй половине XIX века значительная часть карел «успела так обрусеть, что свободно объясняется по-русски, приняла многие обычаи и весь почти строй жизни русской». Однако в Короцком приходе Валдайского уезда сохранялись карельские деревни Бор, Гагрино, Середея, Лисичино и Фалёво, где карелы составляли почти половину населения по отношению к русским.

К концу столетия и в последующее время карельское население резко сокращается. Так, по переписи 1897 года в целом по Новгородской губернии оно уменьшилось почти в три раза и составило 9908 человек. Больше всего карел проживало в Валдайском уезде — 5791 человек обоего пола, или 58,4 процента.

В середине 1920-х годов вновь прошла перепись населения Новгородской губернии. На этот раз её проводили уполномоченные Новгородского губернского исполнительного комитета по делам национальных меньшинств. В результате выяснилось, что в соответствии с данными опроса на обследованной территории проживало всего… 859 человек! И это после данных П. И. Кеппена и переписи конца века минувшего! Новые результаты вызвали у специалистов-демографов большие сомнения. И, как впоследствии выяснилось, — небезосновательные.

Неточность сведений, как следовало из объяснительной записки работников Новгородского окружного комитета ВКП (б) — Калейса и Жубит в 1927 году, объяснялась так: «Карелы неграмотны, напуганы и боятся называть себя карелами из-за страха перед притеснениями, говорят, что они русские…».

В результате обследования 1924–1926 годов карелы вдруг начисто «исчезли» из Короцкой округи и не значатся в списках национальных меньшинств. Однако они были зарегистрированы в других деревнях Валдайского уезда.

Таким образом, к концу XIX — началу XX веков в Валдайском уезде насчитывалось гораздо больше карельских поселений, чем в других территориально-административных центрах Новгородской губернии. Некоторые приходы наполовину состояли из карел. Такой широкий «охват» территории пришлым населением видимо объясняется схожей средой обитания.

Карелы проживали в следующих деревнях Валдайского уезда: Овинчище, Вороново, Гвоздки, Дупленец, Клеветцы, Климово, Костылёво, Марково, Макушино, Небылицы, Наволок, Новый погост, Рудово, Старина, Селище, Трофаново, Харитониха, Яблонька и Яконово.

Карелы привнесли сюда новую субкультуру, свой язык и религиозные верования. Переселение в новую этнокультурную среду привело к необходимости самосохранения общности, обособленности от остального русского населения. По выражению исследователя старообрядческой культуры О. М. Фишмана этому способствовала «истинная вера», т. е. идеи древнего благочестия о неприятии окружающего мира, противопоставления ему, о спасении души и ожидании «конца всех времён», четкая иерархическая структура старообрядческой общины. Осуществлению религиозно-догматического понятия «чистоты» (духовная и телесная чистота в общении, питании и т. д.) способствовала определённая система запретов (браки с иноверцами, а стало быть, русскими, участие в гуляниях и праздниках и т. п.). Идея разделения с чужим (нечистым) выразилась в отказе от всяческих новшеств в хозяйственной деятельности и в быту.

У карельских старообрядцев сформировался и свой традиционный взгляд на мир. Здесь прослеживаются и архаическое внехристианское, и христианский пласт сознания (былички и бывальщины о колдунах, встречах с лесными хозяевами, с одной стороны, и о «заветниках», «явленных» крестах, богохульниках — с другой). В представлениях о смерти проглядывают вера в посмертное существование в загробном мире и христианское воскрешение душ умерших, идея спасения души и культ предков. Особенности погребально-поминальной обрядности сохранялись довольно долго и обрели устойчивую тенденцию.

На территории Валдайского уезда кроме 19 карельских поселений имелось 4 латышских. Это деревни Небылицы, Волкова, Скробова и Бушевицы. Имелись также деревни со смешанным населением. В Небылицах, например, кроме русских проживали карелы и латыши.

Таким образом, к дореволюционному времени в уезде с учётом территориальных изменений наблюдается рост населения в абсолютных цифрах. Так, в 1781/82 годах в Валдайском уезде проживало 47 тыс. 368 человек, в 1811 — 55950, в 1848 — 58.879, в 1897 — 95251, а к 1913 году — 130 тыс. 174 жителя. Однако в уездном центре с учётом отходничества, бесчисленных пожаров и других бедствий цифра городского населения колеблется. Если в Валдае в 1781/82 годах по данным четвертой ревизии проживало 1407 глав семей по мужской линии, в 1848 — 4515 жителей обоего пола, в 1897 — 2.907, то в 1917 году — 4555 человек.

Для сравнения в целом в Новгородской губернии к 1897 году проживало около 1 млн. 400 тыс. человек, причём городское население составляло лишь 6 процентов от общего количества. В Новгороде «Первая всеобщая перепись населения Российской империи» зарегистрировала 25 тыс. жителей.

Как же складывалась демографическая ситуация в Валдайском районе, к примеру, столетие спустя: от Всероссийской переписи населения 1989 года до рубежа нового тысячелетия?

На 1 января 1999 года в районе проживало 31328 жителей, из них в городе — 19497, на селе — 11831 человек. За год родилось 219 детей, умерло 758 человек. Коэффициент рождаемости за 1999 год составил 7,1, смертности — 24,6. Это означает, что на тысячу жителей родилось 7 человек, а умерло 24 человека. По району население за год сократилось на 539 человек, или на 1,7 процента за счёт превышения смертности над рождаемостью. В 1999 году в район прибыло на новое место жительства 529 человек, выехало за пределы — 628.

Демографическая обстановка в 1989 году (год переписи населения) складывалась следующим образом. Так, в Валдайском районе проживало 32380 человек, из них в городе — 19169, а в сельской местности — 13211 человек. За год родилось 418 человек, умерло — 452 человека. Естественная убыль составила 34 человека или 0,1 процента от всего населения. В этом же году в Валдайский район на жительство прибыло 2511 человек, а выбыло 2.119.

Сравнительный анализ показывает, что за десятилетие демографическая ситуация в Валдайском районе заметно ухудшилась. Население сократилось на 1052 человека или 3,2 процента.

На 1 января 1999 года в экономике района было занято 9,2 тыс. человек. Из них индивидуальной трудовой деятельностью занималось 1100. Статус безработного имели 143 человека. На тысячу жителей приходилось 312 пенсионеров. Для сравнения в 1989 году в экономике района было занято 14,5 тыс. человек, из них в кооперативах работало 4,2 тыс.

Кризис в экономике, ухудшение демографической ситуации в переходный период явились основными причинами значительного сокращения численности трудовых ресурсов. За десятилетие в расчете на 1 тыс. человек численность населения, занятого в экономике района, сократилась на 156 человек, или на 35,4 процента. Количество пенсионеров на 1 тыс. населения возросло на 56 человек, или на 22 процента.

За 2001 год естественная убыль населения Валдайского района составила 536, а в следующем году — 509 человек. В 2002 году в районе родилось 224, а умерло — 733 человека. Таким образом, на протяжении семи лет вплоть до последней переписи наблюдалась устойчивая тенденция к снижению численности населения района, что обуславливалось увеличением естественной убыли и снижением миграционных процессов. Численность экономически активного населения района составляла на 1 января 2003 года 11 тыс. 957 человек, причем подавляющее большинство — 11.462 человека было занято на предприятиях и в организациях всех форм собственности, а также в малом бизнесе. Количество официально зарегистрированных безработных составило к этому времени 336 человек.

Что касается местного населения, проживающего на территории национального парка «Валдайский», то к моменту его образования оно составляло следующее соотношение по районам. Так, на Валдайский район в границах парковой зоны к 1990 году приходилось 77,3 процента жителей, Окуловский — 8,5, на Демянский — 14,2 процента. Соответственно население природоохранной территории составило в численности районов: Валдайского — 81,8 процента, Окуловского — 7,9 и Демянского — 23,6 процента.

В.Зайцев, ст.научный сотрудник
Национального парка «Валдайский»


комментировать

Поделиться
Отправить
Класснуть

  Комментарии пользователей


        




  Рейтинг@Mail.ru

Информация о сайте | Карта сайта | Архивы | Гостевая книга
«Группа товарищей™» © 2000-2039 
Письма писать сюда: valday.com@gmail.com