Сайт города Валдай
Сайт города Валдай

Добро пожаловать! Вы находитесь на информационно-туристическом портале города Валдай Новгородской области.

Для туриста:


  Валдай в Инстаграме Валдай в Фейсбуке Валдай Вконтакте      




 

Новости в рубрике: наши люди


Записи 1-10, всего найдено 535 | раньше →

Поздравляем с юбилеем!

  
Учитель русского языка и литературы, пожалуй, один из главных, особенных и значимых людей в жизни каждого человека. Именно он открывает для нас мир прекрасного, поднимая его над обыденностью, помогая стать образованной, эрудированной, творчес­кой личностью, тем самым закладывает фундамент знаний у ученика.

Именно таким учителем является Елена Евгеньевна Журавлёва. Добросовестный, требовательный к себе и детям талантливый педагог, отличный друг и заботливый, внимательный человек. Ещё со школьной скамьи она мечтала стать учителем. Любовь к своим педагогам, которые преподавали в Волотовской школе, привела её в профессию. В этом году ровно сорок лет как она работает в школе №2 г. Валдай.

Елена Евгеньевна очень интересный человек. У неё богатая и насыщенная жизнь. Она не только мастер своего дела, но и большой почитатель красоты, тонкий ценитель прекрасного, неутомимый путешественник.

На своих уроках Елена Евгеньевна учит ребят осознавать богатство русской речи, воспитывает бережное, вдумчивое отношение к слову, раскрывая внутренние ресурсы учеников, заложенные в каждом из них. Ведь слово обладает огромными потенциальными возможностями для саморазвития и воспитания. На её уроках самое страшное слово вдруг может стать добрым, иметь безобидный или весёлый характер. Всё зависит от того, каким ассоциациям ребята подвержены в наше стремительное время. А учитель умело и мудро подведёт своих учеников к доступности слова, его неповторимости, к восхищению, удивлению, доброте, многогранности и позволит увидеть уникальность каждого. Как результат, речь учеников становится более чистой, конкретной, обдуманной. Ученики Елены Евгеньевны неоднократно становились победителями и призёрами школьного и муниципального этапов Всероссийской олимпиады школьников по русскому языку и литературе.

Авторитет Е. Е. Журавлёвой высокий и заслуженный. За свой труд Елена Евгеньевна награждена Почётными грамотами комитета образования, науки и молодёжной политики Новгородской области, имеет государственную награду и, конечно, великую любовь, уважение и благодарность своих учеников и их родителей.

Коллектив учителей искренне поздравляет Е. Е. Журавлёву с юбилеем, желает крепкого здоровья, оптимизма и новых профессиональных побед!

Администрация и коллектив МАОУ «СШ №2 г. Валдай»
Фото предоставлено авторами


Поделиться
Отправить
Класснуть

Свидетель эпохи: Моря и реки жизни валдайского гидролога и крестьянского сына Всеволода Виноградова

  
Жили-были в деревне Бронино, что в Тверской губернии, два мужика. Крестьяне. И так уж случилось, что не было у них фамилии. Ничего удивительного, ведь дело было два века назад. Пришёл к ним как-то «его благородие», а может, «высокоблагородие» — чин, в общем, какой-то — и сказал: нельзя вам, мужики, жить без фамилии. Надо, мол, определиться. И предложил список. Мужики думали недолго — решили стать Виноградовыми. И тот, и другой. Почему? Кто ж теперь скажет. Так и жили по соседству: два дома, две семьи, а фамилия — одна.


Труд всей жизни Всеволода Виноградова — результаты наблюдений на реке Полометь

Некрестьянская фамилия

Правда это или семейная легенда? Кто знает… Но не спросить об этом старшего научного сотрудника Валдайского филиала Государственного гидрологического института Всеволода Александровича Виноградова, родившегося в 1928 году в Бронине в большой крестьянской семье, было невозможно. И впрямь — откуда у простой русской семьи в средней полосе России такая фамилия? Когда он спрашивал об этом у своего деда, тот рассказал ему именно эту историю.

Вообще, в жизни нашего героя случалось немало такого, что он и сам сегодня — словно живая легенда. Хотя привел нас к нему обычный журналистский интерес: Всеволод Александрович — самый возрастной работающий пенсионер в Новгородской области. Ему 91 год, а он по-прежнему трудится. Конечно, не полный рабочий день, но всё-таки каждый день по будням приходит в свой маленький, увешанный картами кабинет.

Виноградов с институтом, кстати, почти ровесники: ГГИ был образован в 1919 году. И кто бы мог подумать тогда, в 1928 году, когда в большом семействе

Виноградовых родился новый человек, что его жизнь будет такой непохожей на жизнь деда или отца, привыкших жить крестьянским трудом. И он станет одним из свидетелей эпохи.

Жертвы искривления

Тогда много о чем не могли подумать. К примеру, о том, что о спокойной жизни с ночными походами в «церкву» придется забыть на долгие-долгие годы, потому что в 1930 году деда Севы раскулачат. Единственного в деревне.

По разнарядке, как считает сейчас Всеволод Александрович. И потому, что по всем признакам дед был кулаком: две лошади и две коровы имел на семью из 16 человек. Растил лён, делал пеньку и продавал её. И в колхоз ему, конечно, не хотелось.

Деду дали 10 лет заключения, а отвечать за старика назначили сына, отца Всеволода Александровича. Он стал одним из тех, кого отправили строить Комсомольск-на-Амуре. Это так говорится — «строить». Привезли в тайгу, где он вместе с другими такими же высланными должен был как-то выживать, укреплять дальневосточные рубежи молодого Советского Союза.

Отца спасла знаменитая статья Сталина в «Правде» — «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения». Она повернула маховик коллективизации в обратную сторону — началась «борьба с искривлением партийной линии в колхозном движении» и «левацкими загибами» исполнителей, чересчур ретиво бросившихся исполнять «генеральную линию партии». Отец вернулся, однако впечатления от участия в большой советской стройке были такими, что он почти сразу оказался в психоневрологическом диспансере.

— Но смог вылечиться, — говорит Всеволод Александрович. И сейчас спустя столько лет после тех событий в его голосе слышно удивление. А еще он удивляется, как его семье удалось выжить в те годы. В колхоз родителей не приняли, и взрослые, и дети были вынуждены питаться тем, что удавалось вырастить на огороде. Даже продать было нечего — всю мебель из большого дедовского дома забрали. Виноградовы стали изгоями.

— Мальчишки меня чурались, — вздыхает пенсионер.

Со временем родителей Севы всё-таки приняли в колхоз, и на столе в доме стала появляться еда, но пришли новые испытания. Отец нашего героя успел поучаствовать в советско-финской войне, в Польском походе Красной Армии, из которого он вернулся, чтобы через несколько месяцев снова отправиться на фронт — началась Великая Отечественная. Александр Виноградов трижды попадал в плен, трижды бежал, трижды был ранен и освобождён от строевой службы. Его отправили на военный завод, где он и работал до Победы.

13-летний мужчина

Как всё это время жилось его сыну Всеволоду? Память сохранила довоенные воспоминания о походах за хлебом, за которым родители отправляли в соседнюю деревню. К возвращению домой половину буханки он съедал, сил терпеть не было — семья несколько лет не видела обычного чёрного хлеба.

Помнит лицо отца, пришедшего ночью к своему дому в Бронине после последнего побега от немцев — голодного и обросшего. Помнит, как мать отправляли рыть окопы в тверское село Селижарово, где строили линию обороны. Помнит, как в их избе иногда появлялись офицеры и делились пайком. Помнит, что работал, «как мужчина». Пахал, сеял рожь, косил клевер, сушил сено, собирал урожай, молотил, грузил вдвоем и втроем с другими такими же «мужчинами» тяжелые мешки с зерном. Всё это иногда снится нашему герою и кажется таким реальным, словно он вновь там, в деревне.

Всеволод Александрович говорит, что молодость для него началась уже после войны, когда он стал студентом гидрологического института. Ему, 17-летнему парню, хотелось поступить на отделение океанологии. Романтика! Но не прошел по конкурсу. А вот на отделение гидрологии поступил.

Баренцево море и Туркменский канал

Первые годы учебы в Ленинграде были хоть и голодными, но счастливыми. Продукты по карточкам, совместные поездки с однокашниками на трамвае в поисках столовой, где можно было купить «баланды», работа по разбору завалов и уборке мусора, чтобы иметь хоть какую-то копейку. После отмены карточек одним из самых ярких открытий, ставшим своеобразным символом налаживающейся мирной жизни, для Всеволода стал «балычок». Он появился в магазинах, и студенты иногда могли себе позволить такое угощение.

Поначалу учиться нашему герою было скучно — лекции и теория. Но на старших курсах начали выезжать на реки. В основном — в Карелию. Вели наблюдения, искали створы для строительства малых ГЭС, а незадолго до выпуска будущий гидролог принял участие в интереснейшей и опасной экспедиции.

На Баренцевом море занимались исследованиями волнения — при шестибалльном шторме группа эсминцев развивала скорость до 30 километров в час. Задачей Виноградова было провести съемку двигавшихся навстречу судну волн: подняться на мачту, расчехлить аэрофотоаппарат и сделать снимки.

— Такое, конечно, можно было только по молодости, — улыбается пенсионер. — Палубу заливало, мачта обледенела, ветер, волны…

Но после участия в экспедиции его автоматически назначили младшим научным сотрудником института. И командировали в новую экспедицию, ставшую частью подготовки к строительству Главного Туркменского канала — сталинской стройки века.

Канал предполагалось протянуть по предгорьям Копетдага от Амударьи до берегов Каспийского моря. Участникам экспедиции предстояло познакомиться с имеющимися в тех местах водотоками. С палубы эсминца вчерашний студент пересел на верблюда, а ветер и холод Баренцева моря сменил на 40-градусную жару Туркмении.

Два года продолжалась эта работа: безуспешные попытки строительства водомагазинов, в которых вода тухла, изматывающие походы по песчаным барханам и растрескавшейся глине такыров. Осуществить тот амбициозный проект советской власти так и не удалось. Работы начались в 1950 году, но после смерти Сталина стройку решили прекратить.

На реке Полометь

После возвращения из Туркмении Всеволоду Виноградову предложили выбирать — либо жить и работать под Зеленогорском, либо в Валдае, где строили полевые экспериментальные базы института. Он выбрал Новгородскую область — поближе к родителям. И здесь долгие годы, до начала перестройки, занимался наблюдением «русловых процессов» на реке Полометь.

В послевоенное время этого требовала сама жизнь — шла электрификация, восстанавливалась экономика, строителям требовались знания о поведении рек, о том, каким изменениям оно подвержено, чтобы строившиеся вблизи водных артерий новые объекты не оказались разрушенными подмывом или подтоплением.

Сейчас объём этой работы, говорит Всеволод Александрович, заметно уменьшился — вслед за сокращением финансирования. И вообще функцию прогнозирования подтоплений государство передало МЧС, а гидрологические наблюдения, сетует пенсионер, — всё-таки не профиль спасательного ведомства.

Покидать свой пост Виноградов пока не собирается и готовится встретить 92-летие. В кругу уже своей семьи. Одна дочь живет в Валдае, вторая — в Канаде, внуки работают в США. Разбросало «виноградовских» по миру.

Говорит, что держаться в строю ему помогает гимнастика, которую он делает по утрам последние 10 лет. А может, ещё и та стойкость, которую передали отец и дед, сумевшие пережить полосу потрясений XX века, сильные духом большой семьи и крепкого, векового дома с белым полом из липовых плах, запах которых Виноградов помнит до сих пор.

Елена Кузьмина


Поделиться
Отправить
Класснуть

Богатства, отданные людям

  
Мой рассказ сегодня пойдёт о человеке, с которым я познакомилась и провела несколько лет своего раннего детства. Я думаю, что такой человек был в жизни каждого ребёнка, ну, во всяком случае, надеюсь на это.

Когда я с мамой пришла первый раз в детский сад «Теремок», нас в группе встретила очень милая и приветливая женщина — Антонина Фёдоровна Васильева.

Она была особенной: доброй как мама, заботливой, обнимала и баловала, а перед тихим часом даже давала мне бутылочку с молочком (принесённую мамой). Я была совсем малюткой, и Антонину Фёдоровну воспринимала как бабушку, тем более что слово «воспитательница» мне было незнакомо. А она и правда в то время была в солидном возрасте, отработав в дошкольных учреждениях больше двадцати пяти лет.

За эти годы через её руки и сердце прошло огромное количество ребятишек, в том числе и я. На днях я попросила Антонину Фёдоровну посчитать сколько же нас было в её жизни, в ответ она только улыбнулась, разведя руками. Думаю, что теперь никакой калькулятор не поможет нам решить эту задачку.

Антонина Фёдоровна за годы труда была заслуженно награждена грамотами и получила звание «Ветеран труда»! Сейчас она уже на пенсии, а я в третьем классе, но всё равно всегда рада встрече с ней! Ведь впечатления о первом учителе остаются на всю жизнь.

Воспитатель — это первый после мамы учитель, который встречается детям на их жизненном пути. И несмотря на возраст, воспитатели — люди, которые в душе всегда остаются детьми. Иначе и не должно быть, ведь дети не примут, не пустят их в свой мир, мир маленьких, самых искренних и непосредственных учеников.

Помню, как она угощала нас сладостями, читала сказки перед сном, как устраивала весёлые покатушки со снежной горки, а потом наши штаны колом стояли у батареи. И даже Дед Мороз почему-то иногда говорил её голосом. Всё это делало нас, ребятишек, счастливыми.

Нам с ней всегда было спокойно и весело. Она умела заглянуть в детские глазки. Какие они сегодня? Грустные или счастливые? Озорные или серьёзные? Ласковые или «колючие»? С кем из ребят нужно сначала немного пошутить, обнять и ободрить, кого выслушать и пожалеть.

Я совершенно согласна с высказыванием А. С. Макаренко: «Умение воспитывать — это всё-таки искусство, такое же искусство, как хорошо играть на скрипке или рояле, хорошо писать картины».

Да, возможно, кто-то скажет — ну и что героического в этом человеке? А я скажу, что вы всегда будете вспоминать своё детство с тёплой улыбкой, если у вас была такая Мэри Поппинс. Ведь все взрослые сначала были детьми. И я уже заметила, что вложенное в душу ребёнка делает его в дальнейшем или счастливым, или не очень, потому что впечатления детства откладываются в нашем подсознании на всю жизнь.

«Все мы родом из детства», — писал Антуан де Сент-Экзюпери.

Устиния Масленникова,
ученица 3 «А» класса школы №2
Фото предоставлено автором


Поделиться
Отправить
Класснуть

В награду — счастье

  
Трудно создавать семьи военным. Ты не привязан к одному месту жительства, тебя в любой момент могут отправить в другой город, страну. Казённая квартира, частые переезды, редкие встречи — не все хотят избрать подобный путь. Но у Светланы Алексеевны даже не возникала мысль, что можно взять и отказаться от своего счастья. Так появилась семья Нестеренко, о которой мы вам расскажем.

Показать полностью…


Поделиться
Отправить
Класснуть

Профессиональные праздники: Есть цель — будет и дорога

  
В 2009 году в составе государственных праздников появился новый — день воспитателя и дошкольных работников. Создан он, чтобы привлечь внимание общественности к дошкольному образованию. Его отметили 27 сентября, когда после летних каникул все собираются, чтобы начать учиться.

Для малышей детский сад — та же школа, в которой они познают секреты окружающего мира, учатся любить, дружить. В эти первые, очень важные годы формируется личность, закладываются основы характера, здоровье, формируются привычки и необходимые навыки. Без преувеличения можно сказать, что судьба каждого ребёнка зависит от мудрости воспитателя, его терпения, внимания к внутреннему миру. Татьяна Николаевна Васильева 25 лет проработала воспитателем в детском саду.

Показать полностью…


Поделиться
Отправить
Класснуть

Учитель остаётся неизменным

  
Светлана Николаевна Яковлева — коренной валдайский житель, окончила вторую школу. В 1980 году, после окончания Новгородского педагогического института, молодая, красивая, полная творческих планов и идей, она вернулась в свою школу уже учителем математики и физики и осталась здесь навсегда.

Сорок два года педагогического стажа — это не просто годы работы, а годы творческих поисков, раздумий, совершенствования учебного процесса. Занимаясь с классом математикой, она не выпускает из поля зрения ни одного ученика, не теряет зря ни одной минуты. Очень кропотливо, последовательно шаг за шагом открывает законы великой науки математики. Сколько терпения, сил, знаний, любви и упорного труда требуется Светлане Николаевне, чтобы научить ребят правильно решать задачи. В её работе прослеживается большая вера в возможности каждого ученика, неиссякаемое терпение, разумная снисходительность и справедливая строгость. Тщательно подготовленные уроки и проведение их на высоком уровне, живо, интересно, эффективно — вот отличительная черта педагога. И как результат, ученики С. Н. Яковлевой неоднократно становились победителями и призёрами школьного и муниципального уровня тематических олимпиад и конкурсов.

Ещё Н. К. Рерих заметил: «Учитель может совершить больше, нежели завоеватель и государственные головы. Они, учителя, могут создать новое воображение и освободить скрытые силы человечества». Именно так Светлана Николаевна решает задачу, позволяющую каждому ученику раскрыть и реализовать лучшие свои качества. Любая похвала, даже маленького успеха, вера в талантливость каждого ученика открывают у ребят желание узнавать больше, учиться лучше, видеть своё будущее ярче. Строгая и добросовестная, энергичная и ласковая, умеющая прощать ошибки своим подопечным и требовательная к себе, училась сама и учила ребят важной науке, приучала к дисциплине, порядку, организованности, формировала умения самостоятельно работать с книгой, добывать нужную информацию, развивала логическое мышление.

Проходят годы, но неизменным остаётся учитель, его любовь к ученикам, стремление воспитать в них честность, ответственность, потребность в знаниях, желание и умение учиться, никогда не останавливаться на достигнутом. И пусть это желание учителя останется у ребят навсегда, глубоко в душе каждого.

Те ребята, которые давно окончили школу, вузы сейчас вспоминают Светлану Николаевну добрым словом. Многие из бывших учеников поддерживают с ней связь. Многих Светлана Николаевна видит на педагогической «ниве», уже как учителей в наших валдайских школах. Тепло и приятно, что она сумела зародить искру любви к профессии в душах своих учеников.

За добросовестный труд С. Н. Яковлева награждена почётными грамотами, имеет звания «Отличник народного просвещения», «Ветеран труда».

В жизни Светлана Николаевна отзывчивый, внимательный и общительный человек. Она всегда спокойна и доброжелательна. С ней можно поговорить о своих проблемах, обсудить свежую статью, получить совет. Она прекрасная хозяйка, мудрая мама — воспитала хорошего и заботливого сына Алексея, добрейшей души бабушка. Как светло и спокойно, когда собираются все за большим столом, где, конечно, самый желанный человек — внук Владислав.

Сегодня мы хотим сказать Светлане Николаевне Яковлевой огромное спасибо за её долгий, благородный труд и отпустить на заслуженный отдых. Счастливы те люди, которые считают себя самодостаточными, а Вы — одна из них. Желаем Вам крепкого здоровья, долголетия. Пусть чаще появляются поводы для праздников с семьёй, а маленькие радости не покидают Вас никогда.

Коллектив школы №2 г. Валдай
Фото предоставлены авторами


Поделиться
Отправить
Класснуть

Самая обаятельная и привлекательная

  
Учитель! Это не просто человек, знающий свой предмет, а ещё наставник своим ученикам, открывающий им путь в жизнь. В первой школе есть замечательный педагог русского языка и литературы. Её любят все: дети, их родители, коллеги. Она умеет открыть людям их внутренний мир и показать красоты внешнего. Речь идёт о заслуженном учителе Российской Федерации Татьяне Константиновне Потагиной, которая сегодня, 27 августа, отметит свой юбилей.

К дню рождения Т. К. Потагиной коллеги решили сделать ей сюрприз и предложили корреспонденту газеты «Валдай» написать статью об этом прекрасном человеке. Неординарная и уникальная, «женщина-загадка», как называл её учитель истории А. Г. Сафронов, самая обаятельная и привлекательная, чьё сердце всегда горит для других — и это всё о ней.

читать дальше


Поделиться
Отправить
Класснуть

Дополнение друг друга

  
Вы встречали такие семьи, где один человек как бы дополняет другого? Они становятся единым целым, и в их мире царит полная гармония. В Валдае живёт такая семья Медведевых, о которой мы вам и расскажем.

читать дальше


Поделиться
Отправить
Класснуть

Ну вас на Эверест! Или Почему настоящий биолог ходит в лес без ружья

  
Максим Пономарёв, научный сотрудник Валдайского национального парка, несколько лет назад, будучи молодым специалистом по охране окружающей среды (собственно, он и сейчас молодой), приехал в нашу область из Украины. До встречи с ним я об этой биографической подробности не слышал. Спросил по ходу разговора что-то вроде «сами-то откуда будете?» — оказалось, из Харькова. Уехал он ещё до Майдана и по весьма убедительной причине: научный интерес влёк севернее родной лесостепной зоны. Всё-таки у нас тут подзона тайги. Реальный лес, как говорит сам Максим. У него «всё пополам» — он из русско-украинской семьи. Теленовости и всякие разные дебаты на украинскую тему не смотрит: «свихнуться можно от ежедневной порции негатива». И на этом самая популярная на отечественном ТВ тема нами закрыта.

— Максим, почему именно Валдай? В России много леса.

— Не в каждом есть условия для научной работы. Было так: разослал резюме, потом выбирал.

— А всё-таки красиво тут?

— Особенно когда видишь впервые. На контрасте просто великолепно. Главное — работа нравится. Это здорово, когда она совпадает с твоим хобби. Люблю путешествовать, открывать для себя новые места. Пожалуйста — конференции, поездки. Например, недавно был в Астраханской области. Там, конечно, совсем другая среда, чем-то родину напоминает.

— Если не ошибаюсь, вы в национальном парке отвечаете за экологический мониторинг?

— Трудные вопросы задаете.

— Почему?

— Вам о чем-нибудь говорит карта пространственного распределения почв на всей территории парка? Это огромная работа. Но если я стану рассказывать, сколько мы почвенных разрезов выполнили или сколько проб воды отвезли в лабораторию, боюсь, это может показаться скучным. Хотя когда мы копаемся в моренах…

— Классно звучит.

— Это реально так: ты погружаешься в историю планеты. Не людей и стран. Ничего этого ещё нет. Ещё ящеры не завелись. В отложениях девонского, четвертичного периодов ты видишь следы доледниковых ископаемых. На реке Поломети — много окаменелостей. Если большинство наших рек сформированы ледником, то эта с её каньоном, достигающим 25‑метровой высоты, — раньше. На нашей территории отчетливо читаются девон и карбон.

— Для туристов или ягодников-грибников это какой-то иностранный язык.

— Почему? Вы видите привычные папоротник или хвощ — так увеличьте их мысленно до 30–40 метров! Вы в первом древовидном лесу. Сыро, влажно и довольно тепло. Гигантские растения и насекомые…

Вот-вот. Давайте представим какую-нибудь многоножку, гораздо крупнее нас самих. Не хотелось бы так буквально возвеличивать своё знание.

— Лучше преувеличивать незнание, что ли? Кстати, проблема для национального парка — борьба с мифами и заблуждениями.

— И какими же?

— Скажем, укоренилось представление, будто благодаря ловле рыбы сетями с моторных лодок можно успешно противодействовать зарастанию водоемов. Наши рыбаки всерьез полагают, что если выгребать неводом ряску (водоросли), озеро станет чище. И соответственно просят разрешить ловлю сеткой.

— Если это заблуждение, то довольно хитрое.

— В принципе, да. Человеку свойственно искать какое-то оправдание своим желаниям. На деле получается вот что: органика с дождями обратно стекает в озеро. Пользы — как ситом черпать воду. Или вот нас часто спрашивают: «Почему не очищаете лес от палой древесины?».

— Да, а почему вы этого не делаете?

— Потому что она, перегнивая, становится питательным субстратом для микроорганизмов, поддерживающих стабильность экосистемы.

— Но если совсем не чистить водоемы, то мы их потеряем. Ну, не мы, а наши далекие потомки. Вопрос будет стоять не о том, как рыбу ловить, а какое ведро брать для клюквы.

— Я имею в виду лесные озера. Находясь в оболочке постоянного опада, они неизбежно заболачиваются. Это естественный процесс. Но он не односторонний. В природе заложен механизм компенсации: где-нибудь в другом месте вода со временем образует новое озеро.

Так же обстоит и с регуляцией численности животных. Говорят, мол, человек должен заниматься регулированием. Это просто его святая обязанность. Перестанет этим заниматься — всё тут же и рухнет. Однако экосистемы, видоизменяясь, существуют уже миллионы лет, а человеку как виду — всего лишь 40 тысяч лет. Сколько времени люди занимаются промышленной охотой? Лет 300, ну, может быть, 500. Вопрос, как до того рыси не съели всех зайцев?

— А волки вообще всех.

— У них — большие проблемы. Не выдерживают конкуренции со стороны человека с ружьем.

— Вы — противник охоты?

— Я — сторонник того, чтобы, насколько это возможно, оставить природу в покое. Она замечательно регулирует себя сама. Есть коренные народы, которым необходимо охотиться, чтобы выжить. Для остальных это — варварское развлечение, я считаю. Нет физиологической необходимости убить и съесть, чтобы выжить. Тогда зачем это делать? Тем более что животный мир редеет. Каждое убитое животное могло бы принести пользу экосистеме. У нас отстреливают рысей, а в других странах, истребив, стараются развести заново. Может, гуманнее всё-таки поделиться? Убийству ради развлечения оправдания нет. Хотя, бесспорно, у меня найдется масса оппонентов, и кто-то будет даже апеллировать к науке. Пусть проведет фундаментальное исследование и предъявит аргументы. Обсудим. Но это отдельная большая тема…

— Ещё бы, ведь в «варварах» оказываются не только классики русской литературы (они с нас не взыщут), но и многие наши современники, уважаемые люди, понимаешь. Они ведь ходят в лес с ружьем исключительно из любви к природе.

— Не стану спорить. Взрослого человека очень сложно в чем-то переубедить. Да и зачем доводы, которые я мог бы привести, тому, кто просто хочет пойти и застрелить утку. Или какую-нибудь более крупную дичь. Вот такой я классный мужик, альфа-самец, сейчас пойду, кого-нибудь добуду и принесу в пещеру. Утверждаться можно по-разному. Сделай такое, на что среднестатистический человек не способен. Заберись на Эверест, в конце концов.

— Хотел бы вас обнадежить, но у меня такое чувство, что ваша точка зрения в России возобладает не скоро. Если, конечно, она вообще когда-нибудь…

Вы знаете, а ещё и законы не я пишу. И вряд ли когда-нибудь…

Максим, но ведь вы, в свою очередь, тоже занимаетесь регуляцией. Намерены исследовать нагрузку на открывшейся Большой Валдайской тропе. И в зависимости от результата корректировать маршрут, число посетителей.

— Национальный парк для того и существует, чтобы иметь возможность исследовать экосистему в её естественных условиях. Не там же этим заниматься, где она зарегулирована человеком. Согласен, иногда это необходимо. Хотя предварительно проблему создает сам человек. Как с завезенными в Австралию кроликами и кошками. Экосистема не справляется, не срабатывает механизм саморегуляции. В результате страдают коренные виды.

— А у нас есть чужаки?

— Енотовидная собака, завезенная с Дальнего Востока. Она имеет повадки, похожие на лисьи. Это единственный представитель семейства псовых, впадающий в зимнюю спячку. Какого-то ощутимого ущерба местной фауне не приносит. Разве что туристам. Зверек вороват, при случае запросто может стащить из палатки что-нибудь съестное.

— Нашим читателям, собирающимся посетить тропу, больше никого не надо опасаться?

— Я регулярно бываю в лесу. Волчьи следы встречаются очень редко, медвежьи — вижу постоянно. Но самого медведя за шесть лет полевых исследований наблюдал лишь дважды. И то с такого расстояния, что никаким эксцессом там и не пахло. Не лезьте в гущу леса, не ищите берлогу и не тащите оттуда мишку за лапу. Если увидите давленку (зверька убитого) — немедленно уходите. Вдруг хозяин добычи неподалеку. Вообще, просто идите по тропе, наслаждайтесь валдайской природой, и всё будет прекрасно. Никому вы там не нужны. Лесные обитатели приучены держаться от нас подальше. Когда мы прокладывали тропу, то видели следы животных, их лежки, норы, гнезда птиц. Уверяю вас, все они давно подыскали себе другое жилье.

— Хорошо там, где нас нет.

— Ну, таких мест, где ещё не ступала нога человека, всё меньше.

— Пусть уж лучше люди организованно ходят через лес по заданному маршруту?

— С нашей точки зрения — да. У нас нет редких и экзотических животных, которых надо защищать специальными мерами. Как, скажем, дальневосточного леопарда. Наша природа — сдержанная и довольно типичная. А вот рекреационная нагрузка на неё — нетипичная. Надо поддерживать баланс, чтобы общение людей с природой было обоюдополезным.

— Я знал одного биолога, который говорил, что разнообразие форм жизни бесконечно интереснее человека как такового. Вам когда не интересно?

— Когда всё предсказуемо и ясно. Как с водопроводным краном: повернешь — вода потечет…

Василий Дубовский


Поделиться
Отправить
Класснуть

Одно целое

  
Помните притчу про прутики и веник? Мораль её такова,­ что когда члены семьи по отдельности, их каждый может победить, сломать, как прутики. Но если вы одно целое — то сила на вашей стороне. В жизни встречаются такие семьи, где живут дружно, делают всё вместе, а главное — любовь и мир царят в их доме. Мы расскажем вам про Антона и Ирину Казаковых и их счастливую ячейку общества.

читать дальше


Поделиться
Отправить
Класснуть

комментировать

Новости в рубрике: наши люди


Записи 1-10, всего найдено 535 | раньше →


    




  Рейтинг@Mail.ru

Информация о сайте |  Символика |  Приложения |  Архивы |  Гостевая книга |  Мобильная версия
«Группа товарищей™» © 2000-2039 
E-mail редакции сайта: valday.com@gmail.com, редакции газеты «Валдай»: gazeta@valday.com