Сайт города Валдай
Сайт города Валдай

Добро пожаловать! Вы находитесь на информационно-туристическом портале города Валдай Новгородской области

 Мобильная версия

 Сказочный поиск:



Туристу:

Подписка на газету   


 
Условия размещения рекламы

Мир Валдая

  
Считается, что древнейшее упоминание Валдая содержится в тексте новгородской берестяной грамоты (регистрационный № 740), относящейся к 40–50-м годам XII века, где речь шла о долге в 15 дирхем-кун. Но как-то туманно: не то поселение, не то целый регион. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона указывает, что впервые село Валдай появляется в летописях в 1495 году.

Расположен Валдай в Новгородской области, на Алаунских горах, как по-местному называют Валдайскую моренную гряду — возвышенность, оставленную здесь ледниками. Отсюда берут начало реки, принадлежащие бассейнам Балтийского, Черного и Каспийского морей; стало быть, некогда здесь пересекались и водные торговые пути. К 1584 году относится упоминание о существовании в Валдае церкви святой Параскевы, а она, как известно, покровительствовала торговле.

Известно, что на берегу Валдайского озера была таможня для сбора пошлин. Во время похода 1570 года на Новгород Иоанн Грозный выжег селение. В 1611 году Валдай был разорен шведами.

В 1654 году село по просьбе патриарха Никона отдали Иверскому монастырю. В 1770 году Валдай стал городом, а еще через два года был приписан к Новгородской губернии.

Происхождение названия города точно не установлено. Некоторые возводят его к немецкому Wald — лес (его вокруг города и до сих пор достаточно), другие — к прибалтийскому valda — округ, область (по иным данным — светлый, белый, что вполне корреспондирует с озером). Существуют, однако, и легенды.

Почему Валдай?

Самое древнее и легендарное место Валдая — Кузнечная площадь. По преданию, именно тут остановился в древности первожитель валдайский — кузнец по имени Валда. Был он красивым, работящим, ловким, умелым. А его ремесло каждому, кто в пути находился, бывало очень кстати. Именно на Валдае, через который пролегала большая Московская дорога, чаще всего на горочках ломались экипажи и кони сбивали подковы. Вот и нужен был кузнец…

Зная надобность такую, встанет Валда пораньше и идет к озеру умываться. В предрассветный час озеро спит — вода ровная, гладкая, словно зеркало. Только Валда склонится к воде, чтобы взять ее в ладони свои да умыться, а вода, отражая лицо его, сразу же просыпается, начинает волноваться, волны на берег выбрасывать и повторять: «Валда, Валда, Валда…» Так до вечера и будет вода озерная волнами ходить, пока кузнец ко сну не пойдет. Ночью же вода и сама заснет, став тихой гладью.

И теперь, как в ушедшие времена, просыпается вода поутру, когда Валда в древности умыться на берег приходил. И целый день озеро волнуется, нашептывая Валдино имя, а к ночи успокоится. Не случайно древние Валдай-то и Валдаем назвали: на одном из финно-угорских говоров это значит: живая, животворящая вода. В самом деле, вода в озере проточная, живоносная. Она за десять лет вся — а это 500 миллионов кубометров чистейшей влаги — через реку Валдайку вытекает. Чаша же озерная наполняется новою водою родников, речек и ручейков…

Но вернемся к преданию о кузнеце Валде.

Все путники, оказавшиеся в этом краю, от воды только про Валду и слышали, потому и воду звать начали Валдою; и горы, и селение само стали Валдою, Валдаями, а потом Валдаем. И все бы хорошо, да стали примечать люди, что сколько ни ездят мимо, а рядом с красавцем ни одной женщины не видывали… А в те поры обычая держались: коли мужчина без женской подкрепы, брезгуют тем человеком, смеются над ним и за мужчину не почитают. Вот и над Валдою смеяться стали да пальцем показывать, а места здешние объезжать. Да нашлись, к счастью, люди добрые и сказали: «Будет над парнем смеяться-то! Когда ему девушек искать — всеми днями напролет странникам кует да чинит! И где ему себе невесту искать? Кругом болота, леса да озера. Сами по всему свету ездим, неужто девушку не найдем для Валды?» И привезли. Сосватали, свадьбу сыграли. Рождаются у Валды в семье дети — дочки одни. И все в отца — красавицы. С той поры и повелась особая порода женская — девки да бабы валдайские. Кто в поездку от Питера до Москвы собирался, тот загадывал: скорее б Валдай, да хоть глянуть бы, что за девки-то такие на Валдае…

Кузнечное дело всегда было самым уважаемым на Валдае, и во все времена здесь работали кузнецы. Так и возникла Кузнечная площадь. Западной стороной она раскрывалась в сторону Миллионной улицы, по которой пролегал Московско-Петербургский тракт. Ямщикам и путешественникам удобно было, не удаляясь от тракта, совершать необходимые дорожные починки.

В начале ХIХ века в Валдае, население которого составляло чуть более пяти тысяч человек, работало 76 кузниц, и почти все они находились в том месте, которое связано с легендарным кузнецом Валдой.

Южнее Кузнечной площади располагался ремесленный район Валдая. Он тянулся по берегу озера до самой границы города с ямским селом Зимогорье, или Зимнегорским ямом. Названия улиц здесь говорят сами за себя: Кузнечная, Молотковская, Шилова… А Осташковская улица по названию вроде бы не относится к ремесленным. На самом же деле ее название идет от бывшей Осташковской слободы, связанной с важным занятием валдашей — рыбной ловлей.

В середине XVII века царь Алексей Михайлович переселил с Селигера, из Осташкова, пять рыбацких семей осташей для снабжения рыбой строившегося тогда тщанием патриарха Никона Иверского монастыря и держания перевоза по Валдайскому озеру. Первых на Руси профессиональных рыбаков поселили на озерном острове, называемом с тех пор Жилище.

Но во второй половине XVIII века, в связи с екатерининской секуляризацией церковных земель, монастырских рыбаков с острова выселили и причислили к валдайским ремесленникам, расселив в ремесленном районе города, в рыбацкой слободе, которую и назвали Осташковской. С той поры валдаши, занимающиеся рыбной ловлей, живут именно здесь.

А в конце Осташковской слободы, за городскою чертой, в 1910 году открыл собственное колокольное производство Георгий Андреев, многие годы проработавший мастером на колокольном заводе Василия Орлова в Петербурге.

Много примечательных домов и памятных мест на Валдае. Познакомимся с некоторыми.

Соловьевская дача

Двухэтажное деревянное строение, выкрашенное в желто-коричневые цвета и выходящее фасадом на Кузнечную площадь, — Соловьевская дача.

Место это интересно для истории всей России: во второй половине XIX века на озерном берегу, рядом с Кузнечной площадью, выстроил дачу Всеволод Соловьев, исторический романист конца ХIХ века, старший сын известного русского историка Сергея Михайловича Соловьева, брат крупнейшего философа и поэта Владимира Соловьева. Всеволод Соловьев, которого критики называли «нашим Вальтером Скоттом», — автор «Касимовской невесты», романа о временах царя Алексея Михайловича, «Царь-девицы» — о сестре Петра Великого царевне Софье, «Юного императора» — о Петре II, «Великого розенкрейцера» — о графе Калиостро.

В свое время произвела сенсацию публицистическая работа Всеволода Соловьева «Современная жрица Изиды», посвященная основательнице теософского общества Елене Блаватской и разоблачению теософов. Блаватская, встретив Соловьева в Париже и «почувствовав мистически одаренную, склонную к медиумизму натуру», стала проявлять к нему пристальный интерес. Романист какое-то время находился под ее влиянием: в письмах к Ф. М. Достоевскому он рассказывал об участии в спиритических сеансах.

Соловьев брал уроки у знаменитого хироманта А.Дебарроля, занимался исследованием спиритической деятельности и связи ее с традициями святоотеческого богословия. Кризис веры, вызванный встречей с Блаватской, он сумеет преодолеть благодаря общению с протоиереем Иоанном Кронштадтским и дружбе с православным философом К. Н. Леонтьевым.

У Всеволода Соловьева бывал в гостях экономист и статистик, сенатор Павел Иванович Георгиевский (1857–1938)1 , который после смерти романиста в 1903 году приобрел его дачу. Профессор Санкт-Петербургского университета (после эмиграции в 1920 году — Пражского), он был известен также проектами реконструкции путей сообщения России, развития железных дорог и реформирования университетов.

Павел Иванович питал склонность к мистицизму, за что друзья называли его между собой «Мифом». В его валдайском доме подолгу жили художник и философ Николай Рерих, духовные писатели Сергей Нилус и Евгений Поселянин. Здесь Нилус первым прочел «Жития святых», составленные Поселянином, и сам тут многое написал, в том числе «Близ есть, при дверех».

Сергей Нилус постоянно проживал в Соловьевской даче в 1905–1907 и 1912–1917 годах. Он просил гостей дачи непременно запоминать и рассказывать ему посещавшие их сновидения. Систематизируя ночные видения и связанные с ними события, Нилус сделал интересное открытие: сны здесь нередко оказывались знаковыми, вещими.

И сегодня сюда, в туркомплекс «Валдайские зори», выстроенный на территории Соловьевской дачи, приезжают знающие эту историю люди в надежде увидеть вещие сны…

Соловьевский парк со знаменитыми старинными липами находится прямо на озерном берегу, за дачным домом. Кстати, в расщелине ствола самой мощной липы была устроена необычная «писательская беседка», в которой искали вдохновение многие знаменитости.

Миллионная улица, дом Плюшкина

Советский проспект раньше назывался Миллионной улицей — здесь стояли дома состоятельных жителей Валдая. Каменными двухэтажными домами, поставленными «сплошной фасадой», улица начала застраиваться во времена императора Павла I, поэтому ее первоначально называли Павловской, а уж потом — Миллионной. Дома принадлежали купцам Рожковым, занимавшимся железоскобяным производством и торговлей; Валяловым, державшим мастерскую серебряных дел; городскому голове Александру Николаевичу Дубинину; колесным мастерам Пахомовым.

На углу с Ручьевской улицей — двухэтажный белый каменный дом №4. В XIX веке на фасаде значилось: «Плюшкинъ». Путешественники, следовавшие по тракту, нередко заезжали в плюшкинскую лавку. Бывал здесь и А. С. Пушкин. Подсказывая идею «Мертвых душ» Гоголю, Пушкин сообщил ему и фамилию валдайского купца — Плюшкин.

Семья купца проживала во втором этаже, а в первом был магазин. Федя Плюшкин, сын хозяина, с детства имел своеобразную привычку — к слову, весьма характерную для провинциала, склонного к созерцательности. Мальчик с утра выйдет на улицу, можно сказать, главную улицу России — в самой ее середине между столицами. Смотрит на дорогу — едут богатые столичные люди, живущие в другом мире… Стоит, любуется, а сам думает: «Вдруг кто-нибудь что-нибудь потеряет…» Заветная русская мечта о том, чтобы удача свалилась с неба, а ты бы поднял — и стал счастливым!

И ведь теряют! А Федя Плюшкин выбежит на дорогу, подхватит потеряшку — и домой. Спрячет находку — и опять на улицу…

Байка, казалось бы. Однако ж собрал к началу ХХ века Федор Михайлович Плюшкин крупнейшую антикварную коллекцию, вещи из которой украшают сегодня Эрмитаж, Русский музей, Музей истории религии, Музей-заповедник во Пскове, куда после смерти отца переехали Плюшкины.

Так что, выходит, совсем неплохо, что Плюшкины были, есть и будут на Руси! Иначе и Россию-то давно бы потеряли… «Плюшкинизм», к счастью, никогда не иссякнет, особенно в провинции, где старое всегда ценили больше, чем новое. Особенно на родине Плюшкина!

Рядом с плюшкинским — такой же старый купеческий особняк. Знаменит он сегодня тем, что в начале 1960-х годов здесь работал редактором районной газеты «Валдайская правда» Иван Афанасьевич Васильев, публицист, патриот и певец русской деревни. Известен он острыми публикациями в «Советской России» о деревенской жизни, а также тем, что создал Литературно-художественный музей истории Великой Отечественной войны в деревне Борки Великолукского района Псковской области.

Дворцовая площадь

От подножия высокого холма у старой Московско-Новгородской дороги вверх ведет каменная лестница. По преданиям, на вершине холма находилось древнее языческое капище, окруженное священной рощей. В этом сакральном месте всегда запрещалась хозяйственная деятельность. А воды ручья Язынец, подступавшего к холму, почитались исполненными особой силой. И в начале прошлого века воду для замески теста ритуальной выпечки или создания колокольной формы принято было брать только в том месте Валдайского озера, где в него впадал ручей Язынец, несущий силу и память предков. Особо почиталась вода ключей, вытекающих из-под этого холма и ниспадающих на нижнюю террасу, где находился Посад.

Во второй половине XVIII века на холме создается административный центр и производится застройка Дворцовой площади.

Указ императрицы Екатерины II от 28 мая 1770 года сообщал о присвоении дворцовому селу Валдай статуса города. 2 апреля 1772 года последовал дополнительный императорский указ Сенату о привилегиях и особенностях устройства «учиненного внове города», который предписывалось застраивать по регулярному образцу: 28 длинных, широких, пересекающихся под прямым углом улиц стягивались к трем обширным площадям: Троицкой, или Базарной (центру торгового Валдая), Кузнечной (ремесленному центру) и Дворцовой (административному центру). Базарная и Кузнечная площади были известны с XVI века, Дворцовая — сформирована в ходе градоустройства.

Сама площадь ограничивалась с южной стороны крутыми берегами ручья Язынец. С восточной стороны ее граница проходила по крутому косогору холма и построенной здесь по проекту архитектора Николая Львова на деньги Екатерины II императорской дворцовой церкви, освященной в 1793 году во имя ее небесной покровительницы — святой великомученицы Екатерины.

Северная часть площади фиксировалась построенным в 1770-х годах каменным двухэтажным зданием Почтовой конторы. На западной стороне Дворцовой площади в 1770–1780 годах возведены главные казенные дома Валдая: в 1775 году — императорский Путевой дворец, в 1776 году — дом городничего и городового управления, в 1780 году — здание уездного суда и дворянской опеки, в 1778 году — дом для Казначейства и казначея, в 1781 году — здание Магистрата с помещениями для Народного училища, признанного, к слову, лучшим в губернии. В этом училище в 1840-х годах и учился Федор Плюшкин. Географию ему преподавал Александр де Воллан, который иногда приносил на свои уроки вещи из знаменитой коллекции отца — Франца де Воллана, первого архитектора Одессы, министра путей сообщения, строителя первой в России шоссейной дороги, соединившей Москву с Петербургом и проходившей через Валдай, где де Волланы приобрели дачу.

Именно де Воллан «заразил» Федора Плюшкина стариной, и тот пообещал друзьям, что, когда вырастет, все деньги будет тратить на старинные диковины. И свое обещание выполнил.

Любовь к старине воспитывалась и тем, что в училище работал кабинет древностей. С 1830 года здесь хранились подаренные законоучителем свящ. М.Михайловским археологические редкости, найденные около яма Зимогорье: задний зуб слона, древние окаменелости пчелиных сот, дубового дерева и многое другое2 .

По плану градоустройства все граждане были разделены на купцов, мещан и цеховых ремесленников, которые получили право через каждые три года выбирать из своей среды городского голову и членов Думы. «Для заведывания хозяйством города» были созданы городовой Магистрат и другие присутственные места.

Указ от 2 апреля 1772 года предписывал в официальных местах, в первую очередь здесь, в казенных домах на Дворцовой площади, устанавливать герб города Валдая: «Разрезанный щит перпендикулярною чертою на двое. На горностаевом мехе императорская корона, означающая милость и покровительство Ея Императорского Величества сему селению. На другой стороне щита — в серебряном поле гора зеленая, показующая гористое местоположение окруженных мест сего селения».

Пять одинаковых казенных домов, поставленных на западной границе Дворцовой площади, были выстроены по образцовым проектам и соединены по главному фасаду каменной филенчатой оградой. Представить, как они выглядели прежде, можно по отреставрированному двухэтажному желтому зданию напротив Екатерининской церкви, занимаемому детской библиотекой.

Каменная ограда окаймляла общую дворовую территорию, но при этом каждое здание имело свой изолированный двор с въездом от Дворцовой площади.

С первой половины XIX до конца XX века в Путевом дворце размещалась больница, в императорских флигелях располагались аптека, лаборатория, кухня…

Во второй половине XIX века городовое управление переезжает в новое здание, выстроенное на Богородицкой улице. В 1865 году создается уездная Земская управа, для которой тоже строится новое здание. В доме городничего и городового управления размещаются лечебные учреждения и богадельня. Соседнее здание суда отдается под Полицейское управление, созданное в 1863 году, и тюрьму, в которой в 1868 году тщанием почетного гражданина города Валдая, городского головы, известного купца и благотворителя Степана Николаевича Терского была устроена церковь во имя иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость».

Освящение этой церкви, находившейся в одном из помещений так называемого «тюремного замка», состоялось 16 января 1869 года. Храм создавался специально для заключенных и состоял под опекой Общества попечения о тюремных заключенных, которое возглавлял предводитель уездного дворянства. В него входили врач, судья, благочинный Валдайского округа и другие уважаемые горожане.

Службы в храме отправляли священнослужители Троицкого собора. В начале XX века чаще всего служили отцы Михаил Никольский и Иоанн Плодовитов. Церковь посещало и епархиальное начальство.

В сентябре 1918 года, когда в тюрьму заключен был известный русский публицист Михаил Осипович Меньшиков, церковь не действовала. Журналист писал, что с товарищами по камере, знаменитыми валдайскими купцами Николаем Якуниным, Яковом Усачевым, Василием Бычковым, Мироном Савиным, также арестованными по ложному обвинению в организации контрреволюционного вооруженного восстания 15 июля 1918 года в связи с реквизицией хлеба в Иверском монастыре, два раза в день вместе читали акафист Пресвятой Богородице и Николаю Чудотворцу, индивидуально — Библию и Евангелие, устраивали общие моления.

С 1918 года в церкви находились тюремные службы. После передачи в 1920-х годах здания Полицейского управления Валдайской районной больнице в ее помещении работали медики. Вплоть до 1980-х годов Валдайской районной больнице принадлежали три казенных дома и все дворовые флигели.

В здании Казначейства с 1918-го до 1990-х годов работало Валдайское отделение госбанка. Сегодня здесь Валдайская детская библиотека, а также Комитет культуры и кино Администрации Валдайского района. Здание Магистрата с уездным училищем было снесено в советские годы по ветхости. На его месте из старых материалов выстроено здание детского сада.

Во второй половине XIX века стараниями валдайского гражданина, бывшего исправника Михаила Ивановича Клокачева при содействии других лиц на Дворцовой площади был устроен обнесенный оградой Летний сад. В саду, откуда открывался прекрасный вид на Валдайское озеро и его острова, в теплое время года гуляли горожане, по вечерам играл военный духовой оркестр.

Вольное пожарное общество

По одной линии с комплексом казенных зданий, возведенных на Дворцовой площади в XVIII веке, находится двухэтажное здание с ажурным кованым балконом, после реконструкции оштукатуренное и выкрашенное в желтый цвет. Это Вольное пожарное общество, выстроенное в 1899–1901 годах при содействии свято поминаемого протоиерея Иоанна Кронштадтского, почетного члена общества. В Музее уездного города сохранился портрет Иоанна Кронштадтского 1899 года с его автографом, подаренный им Валдайскому вольному пожарному обществу.

Закладка здания была приурочена к серебряной свадьбе главного шефа пожарных, почетного председателя Императорского Всероссийского пожарного общества Великого князя Владимира Александровича и его супруги Великой княгини Марии Павловны с их высочайшего соизволения и желания внести свою лепту в обустройство пожарного депо в Валдае. В процедуре закладки здания принимал участие действительный статский советник, камергер Высочайшего двора, крестник императора Александра II, председатель совета Императорского Всероссийского пожарного общества князь Андрей Дмитриевич Львов, которого в народе называли «князь огненный». В зрительном зале Вольного пожарного общества была установлена мраморная доска, посвященная торжеству закладки здания.

Во второй половине XIX века Валдай страдал от страшных пожаров. Самые сильные случились в 1856, 1881, 1882 годах, когда город выгорал целыми улицами. Это и побудило горожан создать в 1895 году Вольное пожарное общество, члены которого сначала собирались на дому у председателя, валдайского купца Николая Васильевича Якунина. Здесь проводились благотворительные акции по сбору средств на содержание пожарной дружины и строительство депо.

Более сотни жителей Валдая являлись активными членами Общества. Помимо профессиональных пожарных, в депо по очереди дежурили представители всех валдайских семей, проводились специальные учения.

В первом этаже здания пожарного общества размещалось депо с обозами, оборудованием для борьбы с огнем, помещениями дежурных дружинников. А во втором этаже находился самый крупный в Валдае зал для общественных собраний, театральных представлений, банкетов. Помимо зрительного зала на 120 человек, здесь работали библиотека, буфет, столовая. Таким образом, Вольное пожарное общество было главным культурным центром Валдая. Здесь давали представления столичные артисты, читали лекции писатели, среди них — Алексей Толстой, устраивались встречи с дачниками — представителями столичной интеллигенции; танцевальные вечера; репетиции духового оркестра при пожарном обществе.

В этом же зале были организованы первые кинопоказы. Работало Валдайское общество любителей музыкально-драматического искусства, которое возглавлял Александр Гримм — сын члена Государственной думы, председателя Российского императорского общества рыбоводства, ученого-ихтиолога Оскара Андреевича Гримма, создателя первого русского рыбозавода, работавшего в селе Никольском Валдайского уезда. Ученый и сам бывал частым гостем благотворительных вечеров, проводимых Вольным пожарным обществом.

В послевоенный период в здании оборудовали кинотеатр, существовавший до 1980-х годов. Сейчас здесь Валдайский районный Дом культуры.

Колокольный завод Усачевых

От перекрестка нынешних улиц Карла Маркса и Радищева начинается территория, принадлежавшая самому крупному валдайскому колокольному предприятию — заводу братьев Усачевых.

Прежде, в 1860-х годах, на этом месте располагался деревянный колокольный завод, принадлежавший мещанину Стуколкину и значившийся в аренде у мещанина (позже купца 2-й гильдии) Василия Васильевича Усачева, производившего «большие колокола по заказу и мелочь на продажу». Став владельцем, Василий Усачев выстроил на участке каменный колокольный завод, перешедший в 1876 году по наследству его вдове Пелагее Усачевой. Двадцать лет она поддерживала колокольную славу Валдая. С 1896 года предприятием владели сыновья Пелагеи Ивановны, и он стал называться заводом братьев Усачевых. Их колокола отмечены крупнейшими наградами российских и международных выставок в Москве, Ростове-на-Дону, Марселе, Карлсбаде.

Усачевский колокольный завод сохранялся до 1930 года, в то время как все подобные предприятия в стране были закрыты. В январе того года владельцы были арестованы, завод, жилье и имущество национализированы.

В 1947 году в цехах колокольного завода братьев Усачевых была организована артель «Металлист», занимавшаяся бронзовым, чугунным и алюминиевым литьем для народного потребления. Поразительно, что, когда в 1961 году началась новая волна атеистической борьбы, именно «металлисты», получившие работу благодаря усачевскому наследству, первыми организовали кампанию по борьбе с колоколами и колокольными звонами в Валдае…

Пятницкая улица

Неподалеку от железнодорожной станции Валдай, на Пятницкой, ныне имени Луначарского, улице — старое городское кладбище, учрежденное указом императрицы Екатерины II при планировке Валдая. Для сооружения кладбищенского храма местные жители выкупили у Иверского монастыря древнюю деревянную церковь во имя святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, перевезенную в конце XVII века из Валдая же на Темный остров Валдайского озера. В 1780 году ее установили на городском кладбище. Храм был приписан к Троицкому собору, обслуживал его прихожан. Сгорел он в годы Великой Отечественной войны.

Стараниями валдайского купца Василия Андреевича Колобова для прихожан Введенской церкви на городском кладбище в 1857–1858 годах была выстроена кирпичная Петропавловская церковь, которая в советские годы осталась единственным действующим валдайским храмом. За алтарем церкви захоронен публицист Михаил Осипович Меньшиков, расстрелянный в 1918 году. На могиле установлен памятник в виде большого креста из светлого камня, изготовленный в мастерской скульптора Вячеслава Клыкова.

Бесплатную школу для детей бедняков Валдая на Пятницкой организовал Виктор Петрович Острогорский — известный педагог, во второй половине XIX века преподававший на женских учительских курсах в Петербурге, писатель, литературовед, редактор популярных журналов «Мир Божий», «Детское чтение», «Воспитание и обучение». Он был одним из первых в России создателей воскресных школ и общедоступных библиотек.

На своей валдайской даче в 1896 году он учредил частную бесплатную начальную школу, а через три года приобрел для школы здание на Пятницкой улице. Для школьников была разработана уникальная учебная программа, в которую помимо традиционных общеобразовательных предметов вошли этика, эстетика, мировая культура, родиноведение. Давала школа и профессию: девочки учились шитью и машинному вязанию, мальчики — сапожному и переплетному делу. При школе имелось подсобное хозяйство: огород, сад, птицеферма, пасека. Здесь впервые в Валдае стали выращивать на продажу клубнику. А собственная квашеная капуста, соленые огурцы, картофель, морковь, свекла, яблоки потреблялись учениками: при школе работала бесплатная столовая. Также бесплатными были одежда, обувь, учебники, тетради, ручки, карандаши, краски и прочее. Для детей проводились экскурсии, спектакли, утренники, что было совершенно невиданно для провинции.

В 1899 году при школе открыли библиотеку имени Пушкина, пополнявшуюся дарами известных писателей и издателей. Столичные дачники охотно посещали эту библиотеку.

Содержалась школа на гонорары от публикаций и лекций Острогорского, доходы от хозяйства и ученических мастерских, благотворительных кампаний и членских взносов Общества попечения о бесплатной школе в Валдае, созданного в Петербурге друзьями и учениками Виктора Петровича Острогорского; членами этого общества также были купцы, мещане и интеллигенция Валдая.

Земство

Вопрос о новом здании Земской управы, учрежденной в Валдае в 1865 году, обсуждался на внеочередном заседании уездного собрания в мае 1901 года. Дома, предложенные под аренду частными лицами, отклонили, и было принято решение строить новый. Стоимость проекта составляла 15 тысяч рублей. В 1903 году, благодаря активности горожан, особенно стараниям и личному вкладу председателя уездной земской управы Александра Андреевича Попова, здание было возведено и признано красивейшим в Валдае. Изразцовые вставки по межоконным простенкам второго этажа говорят о возродившемся интересе к фасадным изразцам в русской архитектуре начала ХХ века.

После революции в здании размещался Валдайский уисполком, затем — райисполком, а с 1991 года — районная библиотека.

Троицкая площадь

Главная площадь Валдая — Троицкая, или Базарная. Здесь и на отходящей от площади Посадской улице сосредоточились лучшие в городе магазины и лавки.

С древних времен пятница была основным торговым днем в Валдае, а на Базарной площади стоял храм во имя Параскевы Пятницы. Здесь же проводились ярмарки, самые оживленные — Рождественская и Благовещенская. С 27 по 30 июля (по старому стилю), когда из Иверского монастыря в Валдай приносили чудотворную Иверскую икону Божией Матери, все лавки и магазины запирались, торговля на площади замирала на три главных валдайских праздничных дня, и весь город встречал большой крестный ход, жители устремлялись в храмы, построенные на этой площади.

Троицкий собор, главный храм Валдая, первоначально был деревянным и неоднократно истреблялся огнем. Горел он и во время большого пожара 11 апреля 1693 года.

В следующем году митрополит Новгородский и Великолукский Корнилий благословенной грамотой разрешил строить и освятить каменную церковь во имя Святой Троицы с приделами пророка Божия Илии и святой великомученицы Параскевы. В соответствии с наименованиями приделов собора улицу, проходившую к северу от Троицкого собора, назвали Ильинской, а к югу — Пятницкой, в память о бывшей здесь в XVI веке церкви Параскевы Пятницы.

Дошедший до нас Троицкий храм построен на средства прихожан и освящен в 1744 году, в царствование императрицы Елизаветы Петровны. С 1772 года он стал именоваться собором. Из-за пожаров в XVIII–XIX веках храм неоднократно перестраивался и видоизменялся: в 1802–1803 годах переделаны соборные приделы, в 1837 году разобрана колокольня XVIII века, поскольку в кладке ее стены появилась трещина, и на том же месте построена новая. На нижнем ярусе установили большой колокол — Праздничный, на верхнем — Воскресный, Полиелейный, Будничный и другие средние и малые. Колокольня была хорошо видна отовсюду.

В 1851–1852 годах был изменен интерьер собора: позолочены иконостасы, поновлены росписи, вызолочены серебряные оклады четырех местных икон. 13 мая 1852 года Новгородский митрополит Антоний вновь освятил главный престол собора. На волне борьбы со старообрядчеством в 1853 году были закрашены сделанные еще в XVIII веке художником-старовером Иваном Дубининым росписи. Но едва закончили работу, как случился страшный пожар 1854 года. Удалось, однако, спасти реликвии, которыми особенно дорожили: иконы XVI века Параскевы Пятницы и Николая Чудотворца из древних валдайских храмов, а также царские врата, привезенные в 1654 году белорусскими монахами из Богоявленского Кутеинского монастыря в Иверскую обитель, переданные позднее Троицкому собору, а также редкие книги XVI–XVII веков, попавшие на Валдай благодаря книжным справщикам патриарха Никона. В их числе была и Библия в переводе на французский язык Жана Кальвина.

В 1930-е годы богослужения в Троицком соборе были прекращены, храм закрыли. В 1941 году в нем работал эвакогоспиталь, а в 1942–1943 годах размещался Дом Красной Армии Политуправления Северо-Западного фронта. Возрожден храм в 2001 году.

Введенская церковь на Базарной площади первоначально была теплой деревянной, воздвигнутой с благословения митрополита Новгородского Корнилия по челобитью местных жителей и священников, сетовавших в 1675 году, что «за большою зимностию» люди в церкви не приходят по причине «малоодежности» своей, а теплого храма нет.

Около 1700 года храм сгорел, и на его месте выстроили новую церковь, которая в том же году была освящена настоятелем Иверского монастыря архимандритом Тарасием. В 1762 году усердием прихожан сооружена нынешняя каменная, в 1788 году надстроен второй этаж и устроена церковь во имя Вознесения Господня. Храм закрыт в 1930 году.

Напротив собора, на западной стороне площади были сплошь, как и теперь, магазины и лавки: хлебная и мануфактурная Житковых, железной торговли Бычковых, мануфактурно-галантерейная Закусевых, колониальных товаров и вин Степана Ивановича Терскова, мануфактурная братьев Якуниных, шорная и хлебная Опушкиных, кондитерская Василия Бычкова, лавки Калмыковых, Митрофановых.

За перекрестком с Троицкой (ныне Октябрьской) улицей — то же самое: сплошные фасады купеческих домов. Четыре двухэтажных дома — почти половина квартала — принадлежали купцам Виноградовым, и в них работали магазины шорной, хлебной, мучной торговли. Здание рядом, занимаемое теперь аптекой, винным и продовольственным магазинами, построено личным почетным гражданином Валдая, председателем Валдайского вольного пожарного общества купцом Николаем Васильевичем Якуниным. Угловое двухэтажное здание напротив также принадлежало Якунину, здесь и проводились благотворительные сборы средств на строительство Вольного пожарного общества. От этого дома шла Пятницкая улица, завершающаяся у озера причалом, к которому прежде подходил монастырский катер.

Севернее, вдоль набережной — городской причал в конце мола, далеко вдающегося в озеро. Прежде рядом находилась каменная галерея, где хранилась лодка, подаренная императором Александром II, на которой в мае 1837 года он, еще цесаревич, путешествовал по Валдайскому озеру. Затем в галерее появился катер, подаренный Валдаю им же в 1846 году.

А до того, в память о посещении Валдая царем Петром I, на этом месте была воздвигнута часовня во имя святых апостолов Петра и Павла. Петр I в свой первый валдайский приезд посещал Иверский монастырь, катался на лодке по озеру, стреляя из ружья. С тех пор местные жители приняли за обычай на праздник Петра и Павла устраивать катания по Валдайскому озеру под фейерверк и пальбу.

Музей уездного города

Рядом с главной площадью Валдая — двухэтажное здание, в котором размещена экспозиция Музея уездного города, посвященная миру русской провинции.

В музее пять залов. В первом представлены валдайские древности. Здесь же материалы по истории Иверского монастыря, основанного в середине XVII века патриархом Никоном. Монастырь являлся крупнейшим духовным центром России, уникальным историко-архитектурным ансамблем, средоточием таких ремесел, как изразцовое, кузнечное, колокололитейное, иконописное, книгопечатное, резьба по дереву и камню. В этом же зале размещен обширный материал по градоустройству Валдая во второй половине XVIII века. Сани, дорожные вещи, ямские колокольчики и упряжь, подорожные, виды постоялых дворов, изображения ямщиков, почтарей повествуют об истории Валдая как поселения на Московско-Петербургском тракте.

В следующем, «ремесленном» зале привлекают внимание живописный портрет колокольного мастера Василия Калмыкова работы его сына Ивана, а также салфетка, вышитая Домной Лебедевой и подаренная к свадьбе жениху — колокольному мастеру Алексею Усачеву. Посетителям представлен последний валдайский колокольчик, изготовленный в январе 1930 года, перед закрытием завода братьев Усачевых. В зале экспонируются валдайские гармони и сухонивские прялки-золоченки, шуйская керамика, одежда, сшитая портнихой Татьяной Цветаевой, тележные колеса, замки, ключи, весы, подарочный свадебный настольный колокольчик, отлитый мастером Николаем Рожковым для мужа его племянницы Н. Н. Антропова.

Третий зал представляет казенные учреждения и общественные организации, большинство которых размещалось в этом здании: уездный съезд, дворянская опека, воинское присутствие, попечение об учащихся и учителях Валдайского уезда, общество Красного Креста, общество трезвости и др.

Здесь же — редкие вещи из школы имени В. П. Острогорского.

Среди экспонатов, которые привлекают особое внимание, — портрет святого праведного протоиерея Иоанна Кронштадтского 1899 года с его автографом.

В четвертом зале собраны мемориальные вещи и созданы интерьерные выгородки с семейными реликвиями именитых жителей.

Среди старинных медицинских инструментов доктора Веры Быстровой, например, представлен стетоскоп, которым за 80 лет медицинской практики она прослушала тысячи пациентов: пленных японцев в Маньчжурии в 1905 году, в 1915-м — Ф. И. Шаляпина в Варшаве, принца Сиамского, Великого князя Константина Романова, ленинградцев-блокадников в 1941–1943 годах, жителей Валдая в 1940-х1980-х.

В «Семейном альбоме Валдая» есть страницы о хозяйке буфета Вольного пожарного общества Анне Архиповой и железнодорожнике Рудольфе Рорбеке — немце, осевшем в Валдае, а также об известном собирателе старины Федоре Плюшкине.

Валдайским дачникам посвящен пятый зал музея. Тут собраны предметы и документы из усадеб писателя Всеволода Сергеевича Соловьева, публициста Михаила Осиповича Меньшикова, профессора Павла Ивановича Георгиевского, инженера Павла Филадельфовича Вахрушева, общественного деятеля Виктора Петровича Острогорского.

В местечке Пустошка располагалась дача князей Голициных, в Небылицах — графини Паулины Васильевны Веймарн, в Погостихе — имение генерала Владимира Андреевича Косаговского. В Байнево приезжали на лето инженер-путеец, создатель оперного театра в Петербурге Валерьян Александрович Панаев. Соседняя усадьба принадлежала Николаю Александровичу Фроловскому — профессору Михайловской артиллерийской академии, воспитателю Великого князя Михаила Александровича. Дачниками валдайскими были Николай и Елена Рерихи, Сергей и Елена Нилусы, Евгений Поселянин и другие. Валдай давал им духовную, творческую силу, вдохновение, дарил сюжеты, делал их частью своего бытия и истории. Да и само понятие «дачники» — неотъемлемая черта жизни русской провинции.

Какая она? Ушел ли от нас ее особый мир? Чтобы понять это, надо, проходя по залам Музея уездного города, вспомнить о себе, о предках, об их соседях, людях именитых и тихих обывателях, о святынях, которым они поклонялись, и милых безделушках, составлявших бытовой уклад провинциалов, о старых названиях улиц, облике храмов, домов, парков.

Панская слобода. Образцовая гора

Валдай делился на два прихода: та его часть, которая располагалась севернее Троицкой площади, состояла в приходе Введенской церкви; та, которая южнее, — в приходе Троицкого собора.

На севере по берегу Валдайского озера шла Панская слобода, населенная в XVII веке «беженцами из-за польского рубежа», белорусскими мастеровыми людьми, потянувшимися на Валдай за кутеинскими монахами из Орши, Копоса и Мстиславля, покидавшими родные края ради сохранения православной веры от насаждаемого поляками католицизма. Белорусских монахов патриарх Никон поселил в Иверском монастыре, а мирские люди были размещены в Валдае, в созданной для них Панской слободе. Белорусы привезли семена садово-огородных растений. С той поры этот район самый цветущий в Валдае, здесь лучшие сады и огороды, и тут стали выпекать знаменитые валдайские баранки.

Самая северная часть Панщины, или Панской слободы на границе тогдашнего города — Образцовая гора, на которой в 1897 году и построил усадьбу Александр Николаевич Мосолов — тайный советник, известный в русском обществе как весьма деятельный губернатор Новгородской губернии, директор Департамента духовных дел и иностранных исповеданий, член Госсовета, а кроме того, драматург и публицист. В 1913 году его валдайскую дачу приобрел М. О. Меньшиков.

На Посаде

На четной стороне Посадской (Народной) улицы красный кирпичный дом — знаменитая прежде чайная Шаховых. Напротив, в двухэтажном полукаменном — мелочная лавка Ликиных, где выпекались и, среди прочего, продавались валдайские баранки.

Путешественники, въезжавшие в Валдай по Большой Московской дороге, проходившей по этой улице, в первую очередь стремились приобрести баранки — главный валдайский сувенир. Их делали из муки-крупчатки с соблюдением древних традиций ритуальной выпечки: тесто готовили в ночь лишь с четверга, а продавали каждую пятницу, в Параскевин день. По пятницам купить знаменитые баранки можно было и на Посаде, и на Базарной площади из рук валдайских красавиц. Продавали необычно: только с поцелуями, которые снимали все невзгоды. Сколько барин покупал баранок, столько и поцелуев получал. Однако ж поцелуи дарились через бараночную дырку, и продавщица губами до барина не касалась, только вдыхала молодость, красоту и силу в утомленного дорогой странника. Девушек для бараночной торговли выбирали самых красивых, веселых, разговорчивых.

На Посаде размещались прежде «Колбасная» и «Булочная» Мошенских, винная лавка Александра Терскова. А напротив — торговые заведения купца Ивана Терскова, пивные склады и лавки купца Ивана Ковалева.

Церковь Живоносного Источника

В сквере на Посадской улице — деревянный сруб колодца, прикрытый двухскатной крышей. Надпись на резной доске гласит, что здесь был храм. На месте алтаря и устроен колодец, вода которого ежегодно освящается в храмовый праздник — пятницу на первой Пасхальной неделе.

Сначала здесь была деревянная часовня, построенная в конце XVII века стрельцами, переселенными в Валдай по указу Петра I. Соорудили ее прямо на источнике, несущем свои воды из-под холма Верхнего города в Валдайское озеро.

В 1693 году по благословению митрополита Новгородского Корнилия к часовне пристроили алтарь и освятили ее как церковь во имя Живоносного Источника Божией Матери. Часовня и позднее — алтарь были срублены из соснового леса, заготовленного в особом ритуальном месте, в верховьях ручья Язынец, в урочище Борки.

В 1882 году во время городского пожара храм был истреблен до основания. 17 лет на месте церкви было пепелище. В декабре 1898 года из епархиального управления последовал указ, разрешавший строительство деревянной церкви во имя Живоносного Источника. Торжество основания храма состоялось 2 мая следующего года. Под колокольный звон жители Валдая прошли крестным ходом от Троицкого собора по Посадской улице к месту строительства, неся уцелевшую в пожаре 1882 года икону Божией Матери «Живоносный Источник». Вскоре пятиглавый, с большими окнами по фасаду, храм был полностью готов и освящен. С западной стороны к нему пристроили шатровую колокольню и сделали крыльцо.

В 1930–1931 годах с храма сняли главы и шатер колокольни, устроили печное отопление и разместили в нем маслозавод3 , который работал до конца 1950-х годов и был снесен «за ветхостью». Однако люди по-прежнему ходили к святому источнику и в месте выхода ключа поставили колодец, который отметил место алтаря церкви Живоносного Источника. Сегодня, как и прежде, вода из этого места почитается святой.

Выше по склону, недалеко от церкви Живоносного Источника, на Богородицкой улице в 1888 году была выстроена небольшая часовенка в память чудесного спасения семьи императора Александра III во время железнодорожного крушения под Харьковом. Часовня уничтожена в 1930-е годы, но фундамент ее сохранился, на нем в послевоенный период установлен памятник советскому воину.

Часовня Иакова Боровичского. Памятный валун

Рядом с церковью Живоносного Источника стоит выстроенная в первой трети XIX века часовня в память в Бозе почившего императора Александра I, приписанная к Иверскому монастырю и освященная во имя святого праведного Иакова Боровичского. На этом месте 18 февраля 1826 года служилась панихида над гробом усопшего императора Александра I. Прибывший накануне в Валдай траурный кортеж остановился на Дворцовой площади, а гроб с телом императора покоился в течение ночи в Екатерининской церкви, построенной тщанием державной бабки покойного государя.

Напротив часовни, через дорогу, на левой стороне городского Посада — одноэтажный каменный дом №43 с треугольными фронтонами по краям крыши и зелеными рамами — бывший постоялый двор Пашковых, известный среди старых жителей Валдая как «Дом Пушкина». По преданию, здесь останавливался, проезжая по Московско-Петербургскому тракту, А. С. Пушкин, бывавший в Валдае более двадцати раз.

Неподалеку — двухэтажный деревянный дом Цынаревых. Полагают, что здесь, на так называемой Цынаревой Луке, в 1495 году впервые были письменно зафиксированы дворы валдайских жителей Климки и Якушки Демиховых. Эта запись в переписной оброчной книге Деревской пятины Новгородской земли — первое письменное упоминание о Валдае. Поэтому на Посаде, на разъезде дорог, под Екатерининской горкой Верхнего города к 500-летию этого события установлен памятный валун.

Прогулки по Валдаю в разное время суток и в разное время года позволяют открывать новые неожиданные пейзажи, видовые точки, привлекающие людей, чутких к красоте. 19 июня 1900 года Н. К. Рерих писал А. В. Половцову: «На Валдае насмотрелся я интересных пейзажей и еще раз вспоминал, как мало еще ценят у нас свое, пренебрегая этими озерами, обросшими лесом, этими спокойными и величавыми холмами и таинственными балками. Сколько в них песни, сколько в них задушевности!»4

Мария Надеждина
«Наше Наследие» №115 2015 г.


Примечания

1 В «Последних новостях», издававшихся П. Н. Милюковым, в номере от 2 апр. 1938 г. помещена заметка: «Заслуженный ординарный профессор Петроградского университета сенатор Павел Иванович Георгиевский тихо скончался в Праге 25 марта и похоронен там же на Ольшанском кладбище 29 марта с.г., о чем извещает семья покойного».

2 Пардалоцкий Ф. Ф. Город Валдай. 1876 (Архив Русского географического общества. 24. Д.22. Л.11.). Опубл. в.: Новгородский архивный вестник. 2004. №4. С.226. Цит. по: Моисеев С. В. Музеи Новгородской губернии. XIX – начало XX в. Великий Новгород, 2012. С.43.

3 Валдайский колхозник. 1930. №2. С.3. (О наказе трудящихся в 1928–1929 гг. горсовету закрыть церкви в Летнем саду: «…к февралю 1930 г. уже отдали Источницу под молочную артель…»).

4 Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Ф.601. №671. Л. 7–8 об.


комментировать

Поделиться
Отправить
Класснуть

  Комментарии пользователей


        




   Новости | Город | Справка | История | Достопримечательности | Туризм | Фотографии | Форум


  Рейтинг@Mail.ru

Информация о сайте | Архивы
«Группа товарищей™» © 2000-2039 
Письма писать сюда: valday.com@gmail.com